Как евреи своих чернокожих братьев спасали

В 1975 году главный раввинат Израиля вынес решение, согласно которому эфиопская народность фалаша, исповедующая иудаизм, признавалась одним из Колен Израилевых. С этого момента началась репатриация этой народности из Эфиопии в Израиль. Диктатор Эфиопии Менгисту Хайле Мариам относился к Израилю недружелюбно и поначалу не хотел выпускать иудеев из страны. Тем не менее, он согласился начать секретное сотрудничество по формуле «евреи в обмен на оружие», и к февралю 1978 года в Эфиопию было тайно отправлено несколько партий оружия и военной техники.

Как евреи своих чернокожих братьев спасали


Как евреи своих чернокожих братьев спасали


Как евреи своих чернокожих братьев спасали


На самолётах, перевозивших военные грузы, обратно в Израиль летели фалаша – таким способом на историческую родину вернулось 220 эфиопских евреев.
Однако из-за ошибки израильского министра обороны Моше Даяна сотрудничество было приостановлено, а отношения Израиля и Эфиопии – разорваны. На одной из пресс-конференций Даян проговорился о том, что в Эфиопию будут поставлены военные материалы. Поняв, что допустил оплошность, министр уточнил, что речь идёт о военном обмундировании. И всё же Менгисту, не желая обострять отношения с мусульманскими странами, прекратил тайное военное сотрудничество с Израилем и официально запретил выезд евреев из Эфиопии.

В 1983–1984 годах в результате гражданских столкновений и засухи положение эфиопских евреев резко ухудшилось – они страдали от голода, болезней, социального и религиозного гнёта. Израиль же всячески стремился исправить ошибку Даяна и бросил все силы на то, чтобы вывезти фалаша из Эфиопии. Делалось это по двум причинам. Во-первых, в сознании каждого израильского патриота вопросы репатриации и обеспечения безопасности еврейской диаспоры неотделимы от проблем безопасности государства Израиль. Во-вторых, из-за быстрого прироста населения в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан Израиль рисковал стать страной с преобладанием арабского населения – по этой причине еврейское государство остро нуждалось в приёме новых репатриантов. В Эфиопию были направлены агенты, которые агитировали эфиопских евреев покинуть «страну исхода» и начать процесс репатриации. Эта деятельность проходила успешно – на эмиграцию соглашались целые деревни и общины.

Путь эмигрантов был труден и лежал через Судан, в котором были сильны антисемитские настроения. Эту проблему израильтяне решили по принципу «осёл, груженный золотом, возьмёт любую крепость»: президента Судана Джафара Нимейри задобрили огромными взятками, и в 1980 году в Хартум прибыл агент «Моссада», начавший сотрудничество с главой службы безопасности Судана Абу Таебом. Нимейри поставил единственное условие – евреи не должны отплывать морем из Порт-Судана, им следует сначала переправиться в Кению, чтобы отбыть в Израиль не из арабской, а из «чёрной» Африки. Однако после того как на территории Кении совершил вынужденную посадку небольшой американский самолёт с пятью эфиопскими евреями на борту, кенийская общественность начала возмущаться по поводу сделок правительства страны с «Моссадом».
Не желая ссориться с арабскими странами, власти Кении перекрыли евреям и этот путь.

После демарша Нимейри «Моссад» изменил тактику. При помощи американских и при попустительстве суданских спецслужб была создана фиктивная туристическая фирма «Навко», которая начала строительство курорта для любителей подводного плавания на суданском побережье Красного моря. Через несколько месяцев в Судане появились первые «дайверы» – агенты «Моссада» и фалаша. Эфиопских евреев сажали на суда, по Красному морю доставляли в Шарм-эль-Шейх, который в те годы принадлежал Израилю, а оттуда переправляли грузовыми самолётами на израильские авиабазы.
Когда «увлечение подводным плаванием» приобрело массовый характер, Нимейри потребовал сократить число «дайверов», опасаясь, что остальные арабские страны узнают об операции и разорвут отношения с Суданом. Тогда израильские спецслужбы в срочном порядке организовали воздушный мост из Судана, по которому планировалось вывезти евреев, всё ещё остававшихся в стране. Часть из них вылетела из небольшого городка Шубаи, другая часть – из Хартума.

Самолёты летели не в Израиль, а в Бельгию, где при содействии бельгийского правительства, премьер-министра Уилфрида Мартенса, министра юстиции Жана Голя и владельца авиакомпании «Транс-Европа» Жоржа Гутельмана израильтяне получили право совершить посадку на небольшом аэродроме. Оттуда израильские самолёты следовали в Тель-Авив. В общей сложности, этим путём из Эфиопии было вывезено 7 тысяч человек. Разрешение на полёты было получено благодаря взятке в 200 миллионов долларов, которую суданскому президенту дали спецслужбы США. Ещё 60 миллионов долларов были переведены «Моссадом» в лондонские и швейцарские банки на счета президента Нимейри и его помощников, включая Абу Таеба. Эти деньги брались не из израильского госбюджета, а собирались еврейскими благотворительными фондами.

В конце 1984 года поток беженцев из Эфиопии в Судан существенно увеличился. Израильская авиация не справлялась с поставленными задачами, в результате чего был открыт дополнительный морской путь из Судана в Израиль. На протяжении октября и ноября два ракетных катера «Саар-4» совершили уникальный на тот момент морской переход из Израиля в Судан вокруг Африки. Катера ни разу не заходили в иностранные порты, а их дозаправка осуществлялась прямо в море с помощью танкеров. 21 ноября 1984 года началась погрузка эмигрантов на катера, отплывавшие в Израиль.
Операция по переброске эфиопских евреев воздушным и морским путями проходила в строжайшей секретности – в частности, израильские журналисты обязались не сообщать о прибытии в страну новых чернокожих репатриантов.
Тем не менее, в январе 1985 года сотрудник международной организации «Сохнут» Иегуди Доминиц в интервью журналу «Некудах» раскрыл подробности переброски эфиопских евреев в Израиль. Журналисты восприняли это как сигнал о возможности разглашения информации, и сведения об операции «Моисей» быстро стали достоянием общественности.

Правительство Судана потребовало прекратить операцию, Эфиопия закрыла границу с Суданом, а глава Организации освобождения Палестины Ясир Арафат назвал президента Нимейри предателем. 28 марта 1985 года под давлением США Нимейри всё-таки разрешил посадку на одном из суданских аэродромов шести американских самолётов С-130, которые вывезли в Израиль ещё часть оставшихся евреев. Этот эпизод репатриации проходил как отдельная операция американских спецслужб под названием «Иисус» (имеется в виду ветхозаветный герой Иисус Навин). Через некоторое время Нимейри был свергнут и бежал из Судана в Египет, где получил политическое убежище.
По разным оценкам, во время операций «Моисей» и «Иисус» в Израиль было эвакуировано от 14 до 18 тысяч эфиопских евреев.

С 1985 по 1989 год в Израиль репатриировалось незначительное количество эфиопских евреев, хотя темпы эмиграции несколько возросли после заключения в 1990 году израильско-эфиопского договора о воссоединении семей. Всё это время Эфиопия была охвачена гражданской войной, которая вступила в завершающую фазу в 1991 году. Успехи эритрейских сепаратистов и повстанцев в провинции Тигре свидетельствовали о том, что дни режима Менгисту сочтены. Опасаясь за судьбу остававшихся в стране 10 тысяч эфиопских евреев, которые могли стать жертвами войны, Израиль начал подготовку к экстренной спецоперации под кодовым названием «Соломон».
Оказав небольшую материальную помощь диктатору, который, оставшись без поддержки Советского Союза, хватался за любое предложение, Израиль получил разрешение на вывоз евреев из Эфиопии.

Операция началась 24 мая 1990 года и продолжалась 36 часов подряд. В общей сложности было совершено 34 перелёта самолётами «Боинг», «Аэробус» и С-130 израильской авиакомпании «Эль Аль», которые перевезли 14 325 пассажиров. Эфиопы летели в тесноте, так как часть кресел в самолётах была снята с целью более компактного размещения репатриантов. Грузовые отсеки самолётов также были заполнены людьми. 24 мая один только «Боинг-747» перевёз 1122 пассажира. Первоначальные расчёты показали, что на борт можно взять не более 760 пассажиров, однако, видя сильную истощённость многих эмигрантов, лётчики разрешили зайти в самолёт 1087 людям. По прилёту в Израиль выяснилось, что десятки детей были спрятаны под одеждой матерей, а ещё два младенца родились во время полёта. Таким образом, был установлен мировой рекорд по количеству нахождения людей в одном самолёте.

Значительное число евреев всё же оставалось в Эфиопии и после операции «Соломон». Большая часть из них принадлежала к той части фалаша, которую в Эфиопии называют «фалашмура» – то есть, обращённым в христианство добровольным или насильственным путём. Согласно израильскому «Закону о возвращении», добровольный переход в другую религию лишает бывшего иудея возможности репатриации. В случае же с иудейской общиной Эфиопии невозможно установить, было ли крещение каждого конкретного человека добровольным или насильственным, поэтому правительство Израиля приняло решение принять тех фалашмура, которые являются потомками иудеев по материнской линии, вне зависимости от их вероисповедания. При этом большинство из них по собственному желанию приняло участие в специально организованной программе по прохождению гиюра (перехода в иудаизм). Этот шаг правительства до сих пор является источником споров и кривотолков в израильском обществе. Противники увеличения числа эфиопских репатриантов утверждают, что фалашмура не являются потомками иудеев, а решение об их репатриации было продиктовано исключительно политическими мотивами.

В период с 1990 по 1999 год 39 тысяч граждан Эфиопии прибыли в Израиль легальным или нелегальным, но самостоятельно организованным путём. Среди них оказалось и некоторое количество тех, кто сделал себе фальшивые документы, подтверждающие принадлежность к эфиопским евреям. Это, а также проблемы с социализацией у многих переселенцев привели к тому, что дипломатические представительства и Министерство внутренних дел Израиля стали тщательно проверять принадлежность прибывающих к еврейскому народу. На некоторое время темпы переселения замедлились, а в 2011 году «Сохнут» объявил о начале операции, призванной завершить исход иудеев из Эфиопии. Операция получила название «Голубиные крылья» и продолжалась до 28 августа 2013 года, когда 450 последних эфиопских евреев приземлились в аэропорту «Бен-Гурион». Встреча чернокожих репатриантов проходила при участии главы «Сохнута» Натана Щаранского и министра абсорбции Израиля Софы Ландвер, которая ещё в 2010 году посетила лагерь внутренних переселенцев в эфиопской провинции Гондэр, после чего обратилась к правительству Израиля с просьбой решить проблему тысяч евреев, живущих в этом лагере. В 2013 году после долгих политических и религиозных споров её просьба была удовлетворена.

В настоящее время в Израиле проживает 130 500 выходцев из Эфиопии и их потомков. Ещё около пяти тысяч иудеев, которым по разным причинам было отказано в репатриации (в основном, из-за отсутствия достаточного количества свидетельств о принадлежности к еврейскому народу), находятся в Эфиопии. 29 августа 2013 года возле канцелярии премьер-министра Израиля прошла демонстрация эфиопской диаспоры, участники которой требовали впустить в страну фалаша, оставшихся в Эфиопии. Требования демонстрантов не выполнены по сей день, однако 27 июля 2015 года министр внутренних дел Израиля Сильван Шалом заявил о планах МВД осуществить репатриацию представителей еврейской общины, остающихся в Эфиопии.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
captcha
Генерация пароля