Кадровая политика

Кадровая политика


— Алексеич! Зайди ко мне! И поторопись!
Генеральный директор бросил трубку, нехорошим взглядом уставился на лежащий перед ним листок бумаги, затем раздраженно сдвинул его на край стола и, в ожидании зама, принялся барабанить пальцами по столешнице. Тренированное ухо могло уловить в отбиваемом ритме незабвенное Болеро Равеля…
Ожил динамик
— Вячеслав Павлович, — бесстрастно доложил голос секретарши, — Беляев в приемной.
— Пусть войдет!

Открылась дверь, в кабинет ввалился заместитель генерального, коммерческий директор предприятия, когда-то сослуживец бывшего капитана второго ранга Симонова, также бывший капитан второго ранга, Беляев
— Визивали?- с кавказским акцентом поинтересовался тот, — Что случилось, Слава? — уже нормальным голосом спросил он.

— Визивали-визивали! — тоном, не предвещающим ничего хорошего, ответствовал хозяин кабинета, — Послушай, Сеня, это не ты ли звонил месяц назад и просил у меня «добро» свою племянницу к нам на работу пристроить? Расписал, понимаешь, как грамотного специалиста по подбору кадров! Как их сейчас кличут?.. Эйч Эр?! — раздражаясь всё больше и больше, закипал Симонов, — Тьфу, бля! Попугаи! Надо-не надо, всё по-английски переиначат!.. Социальная психология! Тестирование!..- язвительно продолжал он, — А ты хоть читал эти тесты, что она выдумала?!

— Да не было нужды, Палыч! — недоуменно ответствовал Беляев, — Светка — девка головастая, даром что молодая. Закончила в прошлом году универ с красным дипломом — а кому он сейчас нужен — диплом этот? Сидела дома, на разовых подработках. Нам, как раз специалист по кадрам требовался, вот я ее и принял. Ивановна и так уходить собралась — годы уж не те у бабки, так еще и в больницу слегла внезапно. Ты же всех новостей еще не знаешь, второй день, как из отпуска, по морям-по волнам, — он кивнул на большую модель двухмачтовой яхты в углу кабинета и, висящую над ней, фотографию хозяина этого же кабинета, за штурвалом означенной яхты, — А что с тестами не так?

— А ты ознакомься! — ядовито предложил Симонов, — Очень интересно! Особенно пункты под номером тридцать пять и пятьдесят. Бляха-муха! Куча вопросов, абсолютно не относящихся к работе и профессиональным качествам, так в довершении ко всему, еще и эта дебильная гомосятина, от одного названия которой меня блевать тянет!!! Уволю нахрен сегодня же!!!

— Палыч, ты не горячись! — Беляев внимательно изучал листки с вопросами, — Я и сам в толк не возьму, что это за тесты, но видимо, не от фонаря там вопросы? Нам ведь сотрудники нужны? Нужны! Молодые, и, что самое главное, адекватные. А адекватность нашими мерками у них не проверишь. Другие они. И Светка распознает их получше, чем Ивановна, которая, при всем своем опыте, тут никак не справится. Старых пердунов, вроде нас с тобой, брать — смысла нет. По командировкам болтаться, в гостиницах жить, в аэропортах сидеть — здоровья уже не хватит. И в море на ходовые выходить — нах надо! Мало мы на железе лет оставили?!

— Ну, немало… А, всё равно, не отпускает море… — Симонов, чуть успокоившись и улыбнувшись уголком рта, глянул на монитор компьютера, где на заставке блестящий форштевень яхты разбивал бирюзовую волну в сверкающие на южном солнце, пенные брызги, — Эх! Хорошо сходили!.. Не хотелось возвращаться, так бы там и остался вместе с яхтой! Сидел бы, попивал себе кьянти, и гори оно всё синим пламенем!… — он вновь нахмурился, вернувшись мыслями к сегодняшнему дню,- А тут, не успел приехать — здравствуй, жопа Новый год !
— Палыч! Ты всё же успокойся. Давай ее вызовем, и пусть объяснит, чтобы было понятно.

— Ивановну? Из больницы?.. — рассеянно поинтересовался Симонов, уже изучая входящую почту, — А что она объяснит?
— Да нет! Светку, — терпеливо, как больного, увещевал Беляев, — А по итогам беседы уже сам решишь что с ней делать — выгонять или оставить.
— Ладно! И то, только потому, что ты просишь, — после непродолжительной паузы, неохотно согласился Симонов и нажал кнопку селектора: — Татьяна Петровна, вызовите ко мне…- он вопросительно поднял взгляд на заместителя.
— Лебедеву. — негромко подсказал тот.
— Лебедеву Светлану.
— Из Эйч Эр? — уточнила секретарша
— Да что вы все, с ума посходили?! — взорвался Симонов, — Русский язык забыли что ли?! Из кадров! Которая сейчас вместо Ивановны! Жду!!!
Он, секунду помыслив, поднялся, прошел к стоящему в углу, в окружении тяжелых кресел, журнальному столику и, вытащив из тумбы бутылку коньяка, приглашающе кивнул Беляеву: — Давай, по чуть-чуть!.. Надо нервы успокоить, а то с вами со всеми и в больницу, к Ивановне в компанию, угодить недолго…
— Да ты посмотри, сколько в ней секса! — незамедлительно ответил фразой из фильма, зам.
— Тьфу, на вас! — не остался в долгу генеральный.

Хрустальные бокалы тонко зазвенели, соприкоснувшись пузатыми боками.

Вновь ожил динамик:
— Вячеслав Павлович, Лебедева в приемной.
— Пусть войдет.
Дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы впустить невысокую стройную девушку в джинсах и светлой блузке, с уложенными в явно продуманном беспорядке, волосами. В руке она держала папку, синие глаза спокойно и как-то даже изучающе смотрели в лицо генеральному директору.
— Добрый день! Вызывали, Вячеслав Павлович? — сверкнула улыбкой девушка, проходя к столу, — Здравствуйте, Семен Алексеевич! — поприветствовала она сидевшего в стороне, Беляева.

— Субординацию блюдет…, — разглядывая Светлану, размышлял генеральный, — Ишь, Сеню-то по имени-отчеству и на Вы… Глазки умные… Не красавица, но обаяние сразу чувствуется… Кого-то она мне очень напоминает… Видел ведь, и не раз… Но, где?..
Он тряхнул головой, отметая посторонние мысли, и тяжело посмотрел на девушку.
— Светлана?..
— Сергеевна, — улыбнулась та, ничуть не смущенная взглядом генерального директора.
— Светлана Сергеевна, — не ответил на улыбку Симонов, — Это ваше… творчество? — он раздраженно подвинул к ней листки с вопросами, — Вы присаживайтесь, и объясните нам, пожалуйста, что это всё значит.
— Тест разработан на основе стандартных тестов на профпригодность, еще времен СССР, — со знанием дела, начала девушка, усевшись за длинным столом, справа от директора, — Состоит из ста пятидесяти вопросов, по ответам на которые определяется психологический портрет человека. В частности, коммуникабельность, стрессоустойчивость, конфликтность, и масса других факторов, на основе которых делается заключение о профессиональной пригодности кандидата.

— И на скольких кандидатах вы его успели обкатать? — бесстрастно поинтересовался Симонов.
— За истекший месяц было подано девяносто пять заявлений. Все соискатели ответили на вопросы теста и заполнили анкету.
— И…?..
— Обработаны все. По итогам теста и анкетным данным, осталось четверо, которые могут представлять для нас интерес. Вот, можете ознакомиться, — она протянула принесенную с собой, папку.

— Что вы нам голову морочите?!. — начал закипать генеральный директор, — Тесты на профпригодность СССР, значит?!! А как с этим согласуется хотя бы, вот этот вопрос?!! — он с омерзением ткнул пальцем в цифру тридцать пять, и с издевкой продекламировал, — «Назовите не меньше трех фамилий участников программы Дом-2!» Это что, тоже относится к психологическому портрету?!!
— Безусловно, Вячеслав Павлович! — очаровательно улыбнулась девушка, — Это один из трех ключевых вопросов, ответ на который, сразу определяет целесообразность тестирования в целом!
И, глядя прямо в глаза налившемуся кровью и уже готовому грохнуть кулаком по столу, генеральному директору, продолжила: — Неужели вы думаете, что назвавший, пусть даже одну, фамилию из этого заповедника дебилов, сможет претендовать на место в вашей компании?

Симонов обескуражено уставился на Светлану, осмысливая, только что открывшуюся ему, уже с другой стороны, картину.

— Если у вас больше нет вопросов, Вячеслав Павлович, то я, с вашего позволения, пойду? — скорее даже утверждающе, чем полувопросительно поинтересовалась она, успев метнуть быстрый взгляд в сторону сидящего в стороне, Беляева и улыбнуться ему одними глазами. Тот, незаметно, показал ей большой палец.
— Да… Идите, работайте… Светлана… Сергеевна… — медленно произнес генеральный директор.

— Ну, что скажешь, Палыч? — Беляев, проводив взглядом Светлану, повернулся к шефу. Тот задумчиво крутил в пальцах дорогой «Монблан» и о чем-то сосредоточенно думал. Вдруг лицо его просияло: — Вспомнил!.. Вспомнил, Сеня!
— Что вспомнил?
— Вспомнил, на кого она похожа!
— Ну?.. — вопросительно поднял бровь Беляев.
Симонов протянул руку к пульту и включил огромный, на полстены, телевизор, затем пару раз кликнул мышью компьютера на рабочем столе.
— Смотри! — кивнул он на экран, — Это фильм Френсиса Копполы «Ветер». Один из самых красивых, на мой взгляд, фильмов о яхтинге. В главной роли Дженнифер Грей, — он улыбнулся Беляеву, и с хрустом потянулся в кресле, любуясь сидящей на берегу, загорелой девушкой.
— Знаешь, Сеня, я был неправ, а ты прав! Признаю свою ошибку!.. Нам очень повезло с такой сотрудницей. Будем ценить и беречь!

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля