черт побери
чертовски развлекательный сайт

Из маршалов в рядовые, а потом в генералы

Это Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза Григорий Иванович Кулик.
Наверное, не так много история знала маршалов, которых сгубили бабы и язык…

А начиналось всё очень даже хорошо. Участие в Первой мировой, потом Гражданская.
Кулик участвовал в подавлении восстаний на Украине и Дону. Отмечен за подавление тамбовского мятежа орденом Красного Знамени. К слову – председательствовал в тройке революционного трибунала. Затем – Начальник артиллерии Первой конной армии в боях с Деникиным, войне с Польшей, разгроме Врангеля, за что и был награжден вторым орденом Красного Знамени.
В годы гражданской Кулик был пять раз ранен, что свидетельствует о его непосредственном участии в боевых действиях.

Служба на командных должностях по артиллерийской части в Первой Конной как путёвка в жизнь, замечательный трамплин для дальнейшей карьеры. И что очень важно – личное знакомство со Сталиным в Царицине.

Из маршалов в рядовые, а потом в генералы

И всё бы хорошо, кабы не женщины. С Лидией Яковлевной Пауль Григорий Иванович познакомился в Ростове в 1922 году, влюбился. И всё бы ничего, но она была мало того что немка, так ещё и дочь кулака-мироеда. Которого зятёк попытался вытащить из цепких чекистских лап.

Всё это активно не понравилось товарищам по оружию.

– Гриша, кончай дурить! Мы же с тобой сами таких к стенке ставили, какая к дьяволу любовь с врагами? – говорил Кулику Клим Ворошилов.

Но, Гриша был не из тех, кто слушает советы. Сам бесстрашный рубака, он привык идти на пролом и не оглядываться по сторонам…
Впрочем, после выговора в ЦК он всё же развёлся, хотя продолжал жить с Лидулей в одной квартире.
Так продолжалось до 1930 года, когда на курорте Григорий Иванович не познакомился с первой московской красавицей Кирой Симонич. Она тоже отдыхала на водах с мужем, богатым нэпманом Ефимом Абрамовичем Шапиро, но не смогла устоять под напором любвеобильного красного командира.

Вообщем, в Москву Григорий Иванович вернулся с новой женой. Какое-то время он продолжал жить как султан с двумя жёнами под одной крышей… Но, не это было страшно.
Страшно было то, что женился он на на дочери бывшего начальника царской контрразведки в Гельсингфорсе, графа (!) из обрусевших сербов, расстрелянного в 1919 г. ВЧК. Кира Ивановна Симонич — особа эффектная и со связями, хорошо знавшая прелести жизни. Первый муж ее — крупный нэпман Ефим Абрамович Шапиро, связанный со многими иностранными разведками. Мать ее, Мария Романовна, побывавшая в ссылке вместе с дочерью, вернувшись, поехала в Италию (!) ко второй замужней дочери — и не вернулась. Два брата за темные делишки побывали в тюрьме, а один из них, Сергей, бывший офицер Белой армии, угодил в лагерь. Ворошилов, шокированный всем этим, требовал нового развода, но Кулик отказался! Он, несомненно, был сильно влюблен в свою красотку жену. Дочь Кулика от первого брака, позже жившая с ними (для первой жены Григорий выхлопотал квартиру), о мачехе говорила:

«Кира была не просто красивая, а очень красивая. И еще в ней была та самая изюминка, которая даже некрасивую женщину делает привлекательной. Вот такое в ней неотразимое сочетание получилось: красота и обаяние. Глаза у нее с каким-то зеленоватым даже не цветом, а светом. Какой-то бесовский в них огонек. Хорошая фигура, красивые стройные ноги. Холеные руки. Нрав веселый. Умна, хитра — не простушка. Да и воля была твердая, мужа-маршала держала в руках крепко! Мужчин как магнитом притягивала: артисты, писатели, музыканты и другие знаменитости вокруг нее постоянно кружили. Ей это нравилось. Любила быть в центре внимания. А какой красивой женщине это не нравится?»

Конечно, это было уже слишком. Партия и НКВД такого простить уже не могла.

Между тем, Григорий Иванович Кулик продолжает геройствовать на Халхин-Голе, Испании, отлично показывает себя в финскую кампанию. Он всегда впереди, не прячется от пуль… А в это самое время жена Лида ни в чём себе не отказывает, в том числе и в близких отношениях с другими мужчинами. Похоже, об этом знают все кроме мужа. Обычное дело)

Но, вернёмся немножечко назад. В стране набирает обороты маховик репрессий.

Жил Кулик по Большому Ржевскому переулку, устроив себе, когда высоко поднялся, роскошную квартиру, имея соседом самого Гамарника.
О своих отношениях с Гамарником, своим соседом по дому, на заседании Военного совета при наркоме обороны сказал:

«Кулик. Я к Гамарнику никогда не ходил. Вот тогда, когда вызывали Говорухина, так они хотели представить дело. Я выпил вино и пригласил женщину, так они хотели меня скомпрометировать. (Смех.) Не в том смысле. Они говорили, что я бездарный человек. Ну что там какой-то унтеришка, фейерверк. Уборевич так меня и называл «фейерверком». А вождь украинский Якир никогда руки не подавал. Когда Белов проводил в прошлом году учения осенью, как они избегались все, чтобы скомпрометировать это учение.

Я ошибся в Горбачеве, он играл провокаторскую роль в военном отношении, бездарный Корк — вообще дурак в военном деле.

Голос с места. Положим, он не дурак.

Кулик. Нет, Корк в военном деле безграмотный человек. Техники не знает.

Буденный. Он только вопросы умел задавать.

Кулик. Начальник штаба Московского округа Степанков — сволочь, первая сволочь — Гамарник».

Всё это накапливалось и росло как снежный ком. Подозрительные моменты, связанные браком, дополнились позже еще одной неаппетитной историей: муж сестры Киры, художник Храпковский, по просьбе жены Кулика получил возможность отправиться на Финский фронт — будто бы с той целью, чтобы живописать героев, штурмовавших линию Маннергейма. Но там был пойман контрразведкой как вражеский лазутчик!

Дело дошло до Сталина, и по его приказу Берия велел тайно арестовать жену Кулика. Бывший заместитель начальника 1-го отдела по охране НКВД Гульст В.Н. через много лет, уже на процессе Берии, показал:

«В 1940 году меня вызвал к себе Берия. Когда я явился к нему, он задал мне вопрос: знаю ли я жену Кулика? На мой утвердительный ответ Берия заявил: „Кишки выну, кожу сдеру, язык отрежу, если кому-то скажешь то, о чем услышишь!“ Затем Берия сказал: «Надо украсть (!) жену Кулика, в помощь даю Церетели и Влодзимирского , но надо украсть так, чтобы она была одна».

Лидию Кулик застрелили без суда и следствия прямо на Лубянке. А в порядке компенсации мужу присвоили звание Маршала и вручили за финскую звезду Героя.

Григорий Иванович так и не узнал куда пропала жена, хоть по воспоминаниям дочки и догадывался… Но, не особо горевал. Уже через год он женится третий раз на однокласснице своей дочери Ольге Михайловской. Она была моложе мужа на 32 года.

И вот началась Великая Отечественная война.
22 июня 1941 года Сталин вызвал Кулика и приказал ему отправиться на Западный фронт, чтобы помочь необстрелянным командующим армиями. Кулик ринулся на передовую и на следующий день неожиданно исчез. Как оказалось, вместе с офицерами и генералами штаба 10-й армии, бойцов которой маршал собирался вдохновить на подвиги, он попал в окружение. А чтобы выбраться из окружения, решил использовать опыт Гражданской войны. Начальник отдела военной контрразведки штаба 10-й армии полковой комиссар Лось 13 июля 1941 года докладывал:

“Непонятно поведение зам. наркома обороны маршала Кулика. Он приказал всем снять знаки различия, выбросить документы, затем переодеться в крестьянскую одежду и сам переоделся в крестьянскую одежду. Сам он никаких документов с собой не имел, не знаю, взял ли он их с собой из Москвы. Предлагал бросить оружие, а мне лично — ордена и документы, однако, кроме его адъютанта, майора по званию, фамилию забыл, никто документов и оружия не бросил. Мотивировал он это тем, что, если попадемся к противнику, он примет нас за крестьян и отпустит… Маршал т. Кулик говорил, что хорошо умеет плавать, однако переплывать реку не стал, а ждал, пока сколотят плот”.

Когда Григорий Кулик предстал перед Сталиным, тот, как-будто видя его впервые, бросил:
– Кто вы такой?
– Маршал Советского Союза, Кулик по-вашему …
– Где лапти?
– Товарищ Сталин … Позвольте объяснить …
– Где лапти, где рубашка, в которой вы выходили из окружения?

Разговор был резким. Сталин сказал, что разжалуют Кулика в генерал-майоры.

Потом над опальным генералом сжалились, добавив ему одну звёздочку, и послали руководить обороной Керчи. Но, Григорий уже пошёл в разнос, у него всё валилось из рук. В Керчь он приехал на машине, а служебный самолёт нагрузил под завязку продуктами, в числе прочего 200 бутылками коньяка и 25 килограммами паюсной икры, и всё это отправил на Урал жене и дочке…
А вот с обороной Керчи не заладилось.
Генералы Ремезов и Мельников были свидетелями того, как маршал лично водил пехотные подразделения в контратаки, отбивал артиллерийским огнем танки противника. До глубокой ночи он находился на переднем крае, на наиболее опасных направлениях. Очевидец тех событий, Григорий Сергеевич Худенко, рассказывал, что был свидетелем нескольких ситуаций, когда маршал, поднявшись в полный рост, бежал впереди бойцов с пистолетом в руках.
Тем не менее Керчь он сдал.

Кулика опять разжаловали в генерал-майоры, и послали оборонять Ростов.
Говорят, здесь он лично подбил два танка, но Ростов был сдан, и Кулика с позором отзывают в Ставку, он находится в глубокой опале.

Ему предъявлены обвинения в давнем сотрудничестве с немцами, вредительстве в предвоенный период. Однако осужден Кулик был лишь за «преступную» сдачу врагу городов Керчь и Ростов. Итог – Кулик был снят с должности замнаркома обороны, лишен званий и Героя Советского Союза, наград, исключен из состава членов ЦК ВКП(б). Разжалованный в рядовые, Кулик через некоторое время всё же опять произведен в генерал-майоры… В конце 43-го г. Григорий Иванович был исключен из партии.
Затем беспартийного генерала назначают заместителем командующего Приволжским военным округом.

Командующий округом генерал-лейтенант Василий Гордов, его заместитель генерал-майор Григорий Кулик и начальник штаба генерал-майор Филипп Рыбальченко находят общий язык, вместе рыбачат, охотничуют, пьют. И ведут опасные разговоры, ругают власть, считают что их незаслуженно обидели и сослали в дальний округ.
В центр идут докладные и многочисленные доносы. Терпение власти лопается, и все трое отправляются в отставку.
Берия требует их ареста, но Ворошилов против. Сталин решает дать опальным генералам последний шанс.

Все трое приглашаются в Москву для беседы. И все трое поселяются в гостинице “Москва”, где заранее в каждом номере стоят подслушивающие устройства.

Как это водится, мужики собираются вечером вместе, на столе появляется бутылка коньяка, и начинают откровенный как сабельная атака, разговор. Не стесняясь в выражениях. Про Самого. Про Жукова, Берию и многих других. Они даже не подозревают, что в этот самый момент подписывают себе смертный приговор.

В обвинительном заключении указано, что Кулик уличен в антисоветской деятельности, изменнических и террористических высказываниях, а также в том, что, «вступив в преступную связь с Гордовым и Рыбальченко на почве общности антисоветских взглядов, организовал заговорщицкую группу для борьбы с советской властью».
24 августа 1950 г. все трое приговорены к расстрелу.
Приговор приведён в исполнение.

Автор публикации

не в сети 6 дней

Karina

Комментарии: 0Публикации: 2408Регистрация: 17-10-2016
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях