История ядов, или хроники знаменитейших отравлений

Как вы думаете, что является тайным оружием слабых женщин и могущественнейших мужчин, явных недругов и близких друзей? Что, как показывает мировой опыт, наиболее эффективно при разрешении конфликтов? Вне всякого сомнения, ответ будет – яд. Не будет преувеличением, если сказать, что, сколько мы знаем человеческую цивилизацию, столько же лет истории отравлений. Запутанной и нескончаемой. Мало ещё в какой области познания было совершено столько выдающихся открытий, по сути своей преступных и бесчеловечных, видимо потому и наиболее востребованных сильными мира сего…

История ядов, или хроники знаменитейших отравлений

Первые сведения об употреблении ядов мы находим в древнегреческих мифах. Своими любящими женами были отравлены величайшие герои Эллады – аргонавт Ясон и воитель Геракл. Они приняли мучительную смерть от пропитанной ядом одежды, заплатив за супружескую измену самой дорогой ценой – своей жизнью. Тем самым женщины впервые доказали своё несомненное превосходство над сильным полом и открыли сезон охоты на неверных мужей, которым отныне следовало крепко думать, заводя интрижку на стороне, так как финал её мог быть очень печальным. Древнейшими ядами вне всякого сомнения были яды растительного и животного происхождения. Множество опаснейших созданий – змей, пауков, сколопендр – испокон веку сосуществовало с человеком, и со временем он научился пользоваться их смертоносным оружием в своих интересах. Именно Востоку – средоточию всех мыслимых ядовитых созданий – человечество обязано появлению самых изощренных методик расправы с неугодными. Одним из древнейших можно считать следующий метод: ночью в шатёр неприятеля подбрасывались несколько змей, которые в поисках тепла заползали под спящего на земле человека. Стоило ему пошевелиться, как потревоженные змеи кусали его. Для соплеменников ужаленного смерть его казалась естественной и случайной. Вероятность успеха многократно возрастала, если в качестве оружия использовалась королевская кобра. Количество яда, вводимого ею, чрезвычайно велико. Она просто “накачивала” жертву ядом до появления судорог и паралича. Смерть наступала почти мгновенно. Не менее смертоносным оружием была и цепочная гадюка, яд которой вызывал у человека обильные кровотечения из носа, рта, глаз, заканчивающиеся, обыкновенно, летальным исходом. С появлением папируса и пергамента, техника эта видоизменилась: ядовитых насекомых либо детёнышей крайтов и пам начали заворачивать в свиток, предназначавшийся врагу. При попытке его раскрытия происходила стремительная атака, мягко говоря, недружественных и отлично вооруженных созданий. Со всеми вытекающими отсюда последствиями… По прошествии некоторого времени люди научились получать от змей яд и консервировать его. В сухом виде он сохраняется до 20 лет, нисколько не теряя своих смертоносных свойств. Была, правда, одна небольшая загвоздка: змеиный яд действовал только в случае попадания в кровь. Нужно было нанести рану, чтобы отправить к праотцам своего недруга, а выпитый яд не производил никакого вредного действия. Человеческая мысль нашла достойное решение – в ход пошли яды растительного происхождения. Наши предки превосходно разбирались в фармакопее, отличая опасные для жизни растения – вроде упас-дерева (анчара), строфанта, стрихноса, чилибухи – от безопасных. Уже на заре цивилизации люди умели составлять снадобья, в малых дозах действовавшие как лекарство, а в больших – как отрава. Племена тропической Африки издревле применяли плоды физостигмы ядовитой в качестве “судилищных бобов” под названием “эзера”. Подозреваемому в преступлении давали выпить отвар из этих бобов. Смерть означала подтверждение обвинения, в противном случае испытуемый считался оправданным. Добавим от себя, что таких счастливчиков было немного: плоды физостигмы (известные также как калабарские бобы) содержат сильнейший токсин “физостигмин”, практически не оставляющий шансов выжить. Пальма первенства в искусстве отравлений принадлежала египетским жрецам, имевшим солидные познания в медицине. Ими был разработан уникальный порошок, едва заметный человеческому глазу. Его подсыпали в постель, и стоило лишь почесаться, как он проникал в кровь, вызывая её заражение. Кожа чернела, и спустя какое-то время человек умирал. Загадочной смертью,- по воле не знающих жалости Богов, бывших на короткой ноге со священнослужителями. Фараоны приходили и уходили (иногда подозрительно в юном возрасте), а жрецы оставались истинными властелинами Египта. Их власть покоилась на знании и суеверии, и потому они были всемогущими. Сыны Эллады также предпочитали яды растительного происхождения, как, например, болиголов или цикуту. Корешки этих ядовитых растений носили при себе многие знатные граждане,- на всякий непредвиденный случай. При приёме корешков внутрь происходила остановка дыхания, смерть наступала от удушья. Не самая лёгкая смерть, но зато верная. Греки готовы были даже расстаться с жизнью по приговору суда, нежели быть наказанными как-то иначе. В 399 году до н.э. к гражданской казни через отравление – за “введение новых божеств и за развращение молодежи” – был приговорен Сократ, величайший философ античности. Последнее, что он попробовал на зуб, была цикута. Знания греков в токсикологии (от греческого “токсикон” – яд) черпались в основном из Азии и Египта. Происходил обоюдовыгодный взаимообмен рецептами отравляющих веществ. Результатом подобного “бартера” стала гибель одного из талантливейших полководцев древности – Александра Македонского. Вероятнее всего, он был отравлен индийским ядом “бих”, в 323 году до н.э. в возрасте 33 лет. Этот яд известен тем, что убивал постепенно, высасывая жизнь, капля за каплей, незаметно и безболезненно. Одновременно предпринимались попытки нейтрализовать действие ядов. Связываются они, прежде всего, с именем понтийского царя Митридата-VI Евпатора. В 1 веке до н.э. этот славный сатрап, панически боявшийся отравлений, стал приучать свой драгоценный организм к сильнодействующим токсинам, принимая во внутрь ничтожные, раз за разом усиливающиеся, дозы “арсинокона” – мышьяка. Таким образом, Митридат выработал стойкий иммунитет к большинству известных на то время отравляющих веществ, заслужив в памяти современников немеркнущую славу. Менее искусные правители ограничивались тем, что требовали от своих приближенных “целовать чашу” – то есть отпивать из неё несколько глотков вина, доказывая этим, что оно не отравлено. Врачи античности заметили, что при отравлениях помогает приём рвотных, слабительных, желче- и мочегонных средств. Знали они также адсорбирующие вещества, поглощающие и выводящие из организма яды. В Древнем Египте, Греции, Риме и Индии больным при отравлениях прописывали древесный уголь, глину, толченый торф. В Китае для этих же целей служил густой рисовый отвар, обволакивающий и защищающий слизистые оболочки желудка и кишечника. От змеиных укусов в качестве антидота (противоядия) применяли корень малоазиатского кирказона бледного. О нём упоминает Теофраст – “отец ботаники”. Яд избавлял не только от врагов, но и спасал от позора. Он убивал без боли, не калечил, наверное, поэтому так полюбился представительницам слабого пола. Женщины предпочитали уходить из жизни прекрасными и молодыми, а это мог им гарантировать только яд. Так закатилось солнце Клеопатры, наследницы древних фараонов. Она дала укусить себя египетской кобре-гае, спрятанной в корзинке с фруктами. Пойти на самоубийство её вынудила полная невозможность вырваться на свободу. Клеопатра предпочла уйти из жизни, чтобы не быть обесчещенной римскими легионерами. Красивая женщина, она и умерла красиво – по-царски, с гордо поднятой головой. Дальнейшее развитие токсикология получила в трудах римского врача Галена. Его соотечественники многое позаимствовали у покоренных народов малой Азии. Они первыми превратили заурядное отравление в настоящую науку. Римляне открыли способ пищевых отравлений. Суп из речных миног, определенным образом приготовленный, вполне заменял собой ядовитые снадобья жрецов. Личный повар мог оказаться орудием в руках недоброжелателей, и тогда спастись было невозможно. Первые десятилетия новой эры были отмечены чередой подозрительных смертей августейших особ. В 23 году умирает сын императора Тиберия Юлий Друз, затем – Британик, сын императора Клавдия. В 54-м году погибает при странных обстоятельствах сам Клавдий. Все они были отравлены, причем последние два – одной женщиной. Её имя Агриппина. Величайшая отравительница Римской империи не была безумной или патологически кровожадной, она делала это ради собственного ребенка, прижитого ею от Клавдия. Устранив Британика, сына императора от первого брака, а затем и самого Клавдия, она собиралась расчистить ему путь к престолу. Несмотря на все ухищрения, сын Агриппины так и не стал цезарем. Способ же, которым Агриппина убирала конкурентов не может не вызывать восхищения: она накормила и отца и сына токсичными грибами. Действие их оказалось слишком слабым. Тогда “любящая жена” вызвала своего эскулапа. Тот в качестве рвотного ввёл Клавдию в горло птичье перо. Император и его сын даже не подозревали, что оно пропитано ядом “аканитом”. Голубой лютик – второе его название – известен с незапамятных времен. В Китае его использовали для отравления стрел, в Непале им отравляли колодцы с водой (с тем, чтобы они не достались врагу), в Тибете это растение признали “королем медицины”. Алкалоид “аканитин” содержится во всех частях цветка. Ядовит даже мёд, содержащий пыльцу аканитина. Видимо это и сделало его популярным в среде отравителей. Дешево, удобно и практично! Наработки античных токсикологов канули бы в Лету, если бы они не были востребованы варварами, стремившимися к цивилизации. Яды одинаково верно служили и римским цезарям, и вождям гуннских племен. Истинного же размаха отравление как форма политической борьбы получило в азиатских государствах. Отправить ближайшего родственника к предкам на Небо почиталось на Востоке всегда чем-то само собой разумеющимся. Престарелые отцы без всякого зазрения совести убивали только что родившихся детей, а юные наследники чересчур засидевшихся на престоле родителей, и всё ради власти. В 1227 году скоропостижно уходит из жизни Джучи – старший сын самого Потрясателя Вселенной Чингисхана. Любимый сын, самый талантливый и способный был хитроумно опоен зельем. На чьей совести его смерть – одному Богу известно, но то, что в выигрыше оказались младшие сыновья кагана – факт неоспоримый. Кто-то из их окружения – по своей ли инициативе, или выполняя приказ – очень постарался, чтобы устранить опасного конкурента. К этому времени в моде были китайские яды. Действовали они наверняка. Одни яды убивали сразу же после приема, другие разлагали организм месяцами и даже годами, принося невыносимую боль и страдания. Китайцы считались непревзойденными специалистами в области токсикологии. Они умели составлять сложнейшие композиции из множества трав, корешков, плодов, и особым образом обрабатывать их, добиваясь нужного эффекта. Вера во всемогущество фармакологов Поднебесной империи была столь сильна, что многие верили в существование изобретенного ими яда, превращающего людей в карликов. Легенды об этом кошмарном зелье передавались из столетия в столетие, будоража умы обывателей. Леденящие кровь истории рассказывались и о тайном мусульманском ордене ассасинов. Эта подпольная организация наводила ужас на весь Ближний Восток своими политическими убийствами. Во главе ордена стоял шах-аль-джабаль – Старец Горы. Без малого 200 лет (с XI по XIII вв.) ассасины терроризировали правителей центральноазиатских государств, нанося карающие удары там, где их никто не ждал. Они проникали даже в Европу, сея вокруг себя страх и смерть. Ассасины активно использовали для достижения своих политических целей яды. Одной из многочисленных жертв ордена стал легендарный мамлюкский султан Бейбарс, умерщвленный в 1277 году в Дамаске. Яд ему тривиально подсыпали в чашу с вином. Дерзость, с которой это было проделано, видимо и содействовала успеху. Банальнейшее, что и говорить, отравление, хотя самые простые решения, как свидетельствует история, зачастую и есть самые результативные… Новое слово в искусство отравления внесли японские собратья ассасинов – шпионы ниндзюцу. Мастерами этой школы была разработана секретная техника “смертельных касаний”. Заключалась она в том, что лазутчики покрывали свою кисть специальным укрепляющим составом, приготовленным на основе сока молочая, после чего наносили тонкий слой прозрачного яда. Стоило в ходе беседы или поединка коснуться “отравленной рукой” слизистой оболочки противника – губ, глаз, языка – как тот получал несовместимую с жизнью порцию яда, выделенного из плодов сикисимы или семян даффнифиллума. Бальзам на основе молочая служил защитой от всепроникающего яда, препятствуя его всасыванию в кожу руки. Бальзам держал яд в течение всего 4 часов. Малейшая задержка грозила смертью самому ниндзя. Печальную славу лучших европейских отравителей снискали испанцы и итальянцы – Борджиа, Медичи, Сфорца. Первое место, безусловно, принадлежит аристократам рода Борджиа. Коварство их было невероятным: они с легкостью и незаурядной выдумкой отправляли на тот свет своих противников, не считаясь ни с возрастом, ни с их социальным положением в обществе. Отравление превращалось Борджиа в тщательно отрежиссированный спектакль, где вечерние прогулки верхом, роскошные застолья, объятия и поцелуи были только прелюдией к изощренному убийству. По происхождению Борджиа являлись испанцами, но своё имя сделали в Италии, почти два столетия занимая самые высокие должности в этой стране. Секреты безотказных ядов достались им от мавров, вывезших в свою очередь их из Аравии. Разрезав пополам персик, Цезарь Борджиа половину его съедал сам, а другую предлагал гостю. Когда тот умирал, как это принято говорить “при странных обстоятельствах”, Цезарь на все упреки и обвинения показывал на себя, жизнерадостного и здорового. Самым же высокопоставленным отравителем в семействе был Родриго Борджиа (отец Цезаря), он же папа римский Александр-VI. Развлекался этот порочный и сластолюбивый старикашка тем, что травил подчиненных ему кардиналов, проверяя на них замысловатые рецепты старых алхимиков, вроде Николая Мирепса, Парацельса или Арнальдо де Вилановы. Приглашенные к папе на обед гости садились за стол с великой осторожностью, ибо искусство его в отравлении было непревзойденным. Оно-то его и погубило. Александр-VI скончался в августе 1503 года, отравившись собственным ядом, который предназначался кардиналу де Карнетто, но по ошибке попавшего на стол к папе. С его смертью род Борджиа зачах, сойдя с исторической сцены. Эстафету перехватили флорентийцы Медичи – банкиры, герцоги и богачи. На их фамильном гербе красовались красные шары – напоминание о происхождении. Ибо были они аптекарями. Сохранился фамильный рецепт Медичи: “Если в персиковом дереве сделать отверстие и вогнать туда мышьяку и реальгару, сублимированных и настоянных в водке, то это имеет силу сделать ядовитыми его плоды”. Подобным способом в XVI-м столетии был отравлен своим родным племянником Алессандро кардинал Ипполито Медичи. Подобными техниками владели и “псы господни” – монахи католического ордена иезуитов. Они никогда не стеснялись в средствах, борясь с вероотступниками всеми доступными способами. В числе них и таким: приговоренному тайным иезуитским судом к смерти преподносился в дар драгоценный фолиант, листы которого перед этим были обработаны безвкусным ядом. Перебирая склеившиеся страницы и смачивая пальцы слюной, книжный червь тем самым убивал себя, даже не подозревая об этом. Для устранения рыцарей и любителей охоты предназначалось отравленное оружие, для щеголей и женщин – обработанные ядом косметика и одежда. Поистине, универсальным средством отравления стали перстни, наполненные смертельным зельем. В некоторых из них имелись едва заметные шипы, уколовшись о которые можно было заснуть вечным сном. Яд мог находиться где угодно: в платке, в пуговице на камзоле, под манжетой или на кончике ножа. Многие аристократки избавлялись от назойливых ухажеров самым простым, как им казалось, способом, подливая в бокал с вином гремучий декокт из белены и белладоны. Между прочим, белладона в переводе с итальянского означает “прекрасная дама”, что свидетельствует о её широкой популярности в среде любвеобильных итальянок. Но и француженки были не промах. С разницей в четыре года Францию XVII-го века потрясли два уголовных процесса, в которых фигурировали две хрупкие женщины. Первое уголовное дело касалось Мари Мадлен де Бренвилье, в девичестве д^Обре. Её история напоминает авантюрный роман. Совсем юной мари Мадлен выходит замуж за престарелого маркиза де Бренвилье. Затем она заводит себе любовника по имени Сент-Круа, но вскоре его сажают за решетку. Там он знакомится с итальянским алхимиком, большим знатоком ядов. Сент-Круа получает от него некоторые секреты и передаёт их Мари Мадлен. Вскоре непонятная болезнь начинает беспокоить отца маркизы – господина д’Обре. Он скоропостижно умирает, отписывая всё своё имущество не дочери, а сыновья. Один за другим они мучительно умирают, отправляясь на тот свет молодыми и полными сил. Это становится подозрительным, трупы вскрывают, но ничего не находят. И Только случайно становится известной разгадка таинственных смертей мужчин рода д’Обре. Сент-Круа погибает, неосторожно вдохнув пары ртути в своей тайной лаборатории. Следователи находят в его кабинете ящик с ядами. В завещании Сент-Круа же было указано одно только имя – передать ящик Мари Мадлен. Юная маркиза была арестована, но за взятки сумела вырваться из тюрьмы и скрыться за границей. Через несколько лет она всё же была арестована, и в 1676 году приговорена Верховным судом к отсечению головы. Годом позже в Париже началось знаменитое “дело о ядах”. Перед тайным трибуналом Франции предстала Маргарита Монвуазен – жена ювелира. Она была признана виновной в изготовлении и продаже отравляющих веществ. Скандальность процессу придавало то обстоятельство, что основными заказчиками ядов являлись придворные Людовика-XIV. В числе покупательниц были фаворитки короля – мадам де Монтеспан и мадам де Суассон. В имении Монвуазенов следователи обнаружили богатейшую коллекцию снадобий и эмбрионы 2500 выкидышей, вытравленных аристократками при помощи “лекарств” предприимчивой ювелирши. Получив королевское указание “не взирать на лица”, в 1680 году Маргарита Монвуазен была приговоре к смерти. Однако сомнительная честь крупнейшей отравительницы всех времен и народов принадлежит не француженке, а итальянке. Синьора Тофана успела за свою жизнь отправить на Небо порядка 600 человек. Со значительным от неё отставанием идут Екатерина Медичи и Бона Сфорца. Блестящие женщины и выдающиеся отравительницы. На счету каждой из них – добрая дюжина трупов. Они активно боролись за власть, и жертвами своих интриг избирали только тех, кто мешал им. Ничего личного – только государственные интересы. При всей похожести различались методы, которыми они пользовались. Екатерина Медичи отдавала предпочтение ядовитым духам и отравленным перчаткам, а Бона Сфорца – классическим порошкам, корешкам и каплям. Одним из популярных и востребованных ядов той эпохи был “анамирт коккулус”. Плоды этого дерева вывозились из Индии, и назывались в Средневековой Европе “фруктус кокули”. Содержащийся в них пиротоксин вызывал судороги, следствием которых была неминуемая смерть. Яд этот был распространен на юге. Северные королевства – Дания, Норвегия, Швеция, Англия – обходились подручными “средствами”: ядовитыми грибами и растениями местной флоры. Вспомним Шекспира: отец Гамлета принял смерть свою, будучи отравленным “проклятым соком белены”.
Чьё свойство

Так глубоко враждебно нашей крови,

Что, быстрый, словно ртуть, он проникает

В пригодные врата и ходы тела

И свертывает круто и внезапно,

Живую кровь…
Потрясающий по своему драматизму медицинский отчет о токсическом отравлении. Однако в приведенных выше строках Шекспир допустил серьёзную ошибку: сок белены не свёртывает кровь. Содержащиеся в нём алкалоиды – атропин, гиосциамин, скополамин – яды отнюдь не гемолитического, а нервно-паралитического действия. Симптомы отравления у батюшки принца датского были бы совсем другими – бред, резкое возбуждение центральной нервной системы, судороги, и только потом смерть. Если у Шекспира убийцей короля был брат его родной, то у испанцев за отравление брался, как правило, действующий монарх. С помощью обыкновенной аптекарской клизмы и фамильного яда, носившего название “Рекускат ин пасе”, король Филипп-II дезавуировал претензии своего сына Дона Карлоса на трон. Юноша отдал Богу душу, а отец-фанатик сам впоследствии был “накормлен” ядом последней своей супругой, не простившей Филиппу частых адюльтеров. Трудно припомнить другой такой случай, когда убийца был наказан тем же оружием, каким он сам убивал. Справедливость торжествует. Иногда… Параллельно совершенствовались и способы защиты. Для выведения яда из организма медицина Средневековья рекомендовала обильные кровопускания. Две-три чашки крови, выпущенной из вены, увеличивали вероятность выздоровления, впрочем, не всегда. Наиболее предусмотрительные вельможи проверяли подозрительную пищу и питьё на собаках, считая их лучшими индикаторами на присутствие отравы. В XVII-XVIII вв. вернулась мода на лизание мышьяка, завещанная когда-то ещё царём Митридатом. Нужный эффект достигался после многомесячных упражнений, когда число облизываний доходило до 40-50 в день. Только после этого организм приобретал невосприимчивость к ядам. Науку эту постигали преимущественно дипломаты, бывшие на острие политической борьбы и оттого более других рисковавшие собственной жизнью. Противостояние европейских держав за сферы влияния приобретало в иные времена явно токсикологический характер. В 1748 году знание особенностей тропических рыб помогло французам отстоять остров в Индийском океане от притязаний британской короны. Готовившиеся к штурму 1500 английских солдат были радушно накормлены рифовыми окунями, необыкновенными на вкус и … несъедобными. Именно так – без лишних затрат и выстрелов – несколько нанятых французами туземцев с легкостью вывели из строя полнокровный полк королевской армии. Британцы оказались на редкость злопамятными и терпеливыми, ибо они ждали 70 лет, чтобы расквитаться за своё унизительное поражение. В 1821 году на острове Святой Елены умирает Наполеон Бонапарт. Как-то уж слишком скоротечно. Уже тогда возникли подозрения, что он умер насильственной смертью. Это был удар в самое сердце Франции, боготворившей своего гения. Косвенным подтверждением данной версии служит тот факт, что в волосах Наполеона уже в наше время была обнаружена повышенная концентрация мышьяка. Механизм отравления вероятнее всего был следующим: малые дозы мышьяка в еду и питьё добавлял свитский генерал Шарль Монтолон. Это вызывало боли в желудке, и врачи прописали наполеону в качестве обезболивающего лекарства хлористую ртуть – каломель. В сочетании с синильной кислотой, которая есть в миндале, каломель становится ядом. А в марте 1821 года в сироп Наполеона стали вдруг добавлять миндаль. 3 мая того же года императору дали сразу 10 крупинок хлористой ртути – втрое превысив максимальную дозу! 5 мая 1821 года он умер. И более здоровый человек не выдержал бы таких концентраций, что же говорить о больном и уже далеко не молодом Наполеоне Бонапарте… К тому времени Европа переживает резкий всплеск интереса к ядам. Уже были синтезированы такие сильнейшие токсины как стрихнин, бруцин, синильная кислота. Классические яды – вроде цикуты и кураре – отживали свои последние дни, отходя в мир преданий и легенд. Частная инициатива уступила место государственным интересам, разработкой ядов начали заниматься всерьёз. Пик открытий пришелся на XX-й век. Яды оказались эффективнейшим инструментом расправы с политическими противниками – дешевыми в производстве и абсолютно надежными в применении. Неудивительно, что исследования в этой области поручили курировать спецслужбам. В стенах РСХА – Главного Имперского Управления Безопасности нацистской Германии – был разработан токсин фелозиласкиназа. Смерть наступала с признаками, подобными заболеванию тифом, но что самое интересное – присутствие яда невозможно было определить никакими экспертизами. Фелозиласкиназу предполагалось применять для ликвидации врагов Германии, но разыгравшаяся война и падение национал-социалистического режима не позволили заправилам Третьего Рейха воспользоваться этим грозным оружием в полной мере. В тридцатые годы при центральном аппарате НКВД СССР образуется закрытая спецлаборатория “Х”, патронировавшаяся лично Г.Г.Ягодой и Л.П.Берией. Тематика исследований чекистских токсикологов, как ни трудно догадаться,- яды. Причем такие, определить присутствие в крови которых невозможно никакими патологоанатомическими вскрытиями. Руководил лабораторией некий доктор медицинских наук, по совместительству майор госбезопасности Марьяновский. Яды его разработки действовали безошибочно, потому что апробировались на приговоренных к смерти заключенных Лубянской внутренней тюрьмы. Они вызывали смерть посредством паралича сердечной мышцы, кровоизлияния в мозг или закупорки сосудов. Судя по некоторым данным, продукцией этой спецлаборатории были умерщвлены Менжинский, Куйбышев, Горький. Спецпрепараты применялись также для ликвидации “врагов народа”, укрывшихся на Западе. В 1957 году устранили идеолога Народно-Трудового Союза Льва Ребета – ему прыснули в лицо струёй какого-то ядовитого газа, вызвавшего остановку сердца. В октябре 1959 года тем же способом агенты КГБ убивают лидера ОУН Степану Бандеру. Общественный резонанс, вызванный этими операциями в странах Западной Европы, заставил руководство КГБ отказаться от практики политических убийств за пределами СССР. Но свято место пусто не бывает. Эстафету подхватили американцы. Заинтересовавшись опытом советских спецслужб, ЦРУ занялось исследованиями в области создания отравляющих веществ мгновенного действия. Первый заказ на подобные препараты поступил летом 1960 года, когда Белый Дом отдал распоряжение убрать Фиделя Кастро. В качестве средства ликвидации были избраны сигары – любимого сорта кубинского вождя. Фармакологи ЦРУ предложили обработать их ядом и преподнести через внедренного в его окружение агента как подарок латиноамериканских товарищей. В арсенале Центрального разведывательного управления имелись такие высокоэффективные яды как флюацетатная сода, свинцовый тетраэтил, цианистый калий, но выбор пал на токсин ботулизма типа “Д” – сильнейших из всех ныне известных токсинов животного происхождения. 10 миллиграмм этого вещества способны убить всё население Земного шара. Фидель скончался сразу же, едва бы он взял в рот отравленную сигару. Но секретная операция провалилась – профессионально сработали кубинские контрразведчики, сумевшие надежно перекрыть все подступы к Кастро. На долгие 18 лет наступает затишье, пока в сентябре 1978 года в Лондоне от рук болгарской разведки не погибает диссидент Георгий Марков. Он был убит выстрелом из зонтика крошечной пулей, отравленной производным рицина. Яд этот известен тем, что от него нет противоядия, а симптомы отравления напоминают грипп, что делает крайне сложной его идентификацию. Иридиево-платиновый шарик размером меньше булавочной головки был начинен одним миллиграммом рицина. И хотя Марков был незамедлительно доставлен в клинику, спасти его уже не представлялось возможным. Подозрения сразу же пали на КГБ – болгары не обладали столь изощренной технологией, но его функции (как это выяснилось позднее) ограничились лишь техническим обеспечением операции. По просьбе болгарских товарищей им был предоставлен зонтик-духовая трубка и микро-пуля с рицином. На этом участие КГБ в убийстве Маркова и закончилось. Но не закончилась история с “Камерой” – полумифическим подразделением Первого главного управления КГБ СССР, занимавшимся по сведениям перебежчиков разработкой спецпрепаратов. Официально, все структуры в органах госбезопасности, отвечавшие за создание токсинов и ядов, были закрыты в 1953 году, но так ли это было на самом деле – неизвестно. Ибо “тайна сия велика есть”. И узнаем мы о ней, в лучшем случае, лет эдак через 100, когда все непосредственные участники событий и их ближайшие родственники уйдут в мир иной, а архивы будут тщательно подчищены. Всё, что, так или иначе, касается ядов, испокон веку считается закрытой информацией, не предназначенной для огласки. Это неписанное, но исполняемое неукоснительно всеми табу, нарушение которого сродни вынесению смертного приговора. И потому так много на эту тему небылиц, и так мало правды…

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля