ИГРА НА ВЫЛЕТ. История невероятного побега на самолёте из Вьетнама

27 января 1973 г. было подписано подготовленное в основном Г.Киссинджером Парижское мирное соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме. Согласно документу, вооруженные силы США должны были прекратить все военные операции против армии Северного Вьетнама и частей Вьетконга и в течение 60 дней эвакуироваться с территории Южного Вьетнама, в то время как Северный Вьетнам должен был возвратить американских военнопленных. Ни требований по выводу северовьетнамских войск из Южного Вьетнама, ни условий по прекращению поддержки северянами Вьетконга в документе не было.

ИГРА НА ВЫЛЕТ. История невероятного побега на самолёте из Вьетнама

Убедившись, что американские войска покинули территорию Южного Вьетнама, а Конгресс США принял резолюцию, запрещавшую американскому президенту оказывать военную помощь Сайгону, армия Северного Вьетнама, получившая огромную военную поддержку прежде всего из СССР (включая 2000 танков, 1700 БМП и БТР, 7000 орудий, 6500 военых советников) нарушила соглашение о перемирии, вторглась в демилитаризованную зону и начала наступление на Юг.
Части армии Южного Вьетнама оказали ожесточенное сопротивление, но лишенные американской поддержки и деморализованные предыдущими поражениями, не смогли выдержать напора коммунистических войск.

21 апреля 1975 г. в обстановке беспорядочного отступления южновьетнамских войск, колоссальных потерь на фронтах и нарастающего хаоса президент Тхиеу подал в отставку, в своей прощальной драматической речи обвинив правительство США и непосредственно Генри Киссинджера в предательстве: «…наш великий союзник и лидер свободного мира Соединенные Штаты не сдержали своего слова. Это негуманно. Это безответственно. США не выполнили своего обещания сражаться за свободу в войне, в которой сами США потеряли 50 тысяч своих сынов. В то время, как мы сражаемся против СССР и Китая, мы вынуждены выпрашивать помощь как рыбу на рынке. Вас, американцев, было 500 тысяч во Вьетнаме. Вас не победили, но вы бежали с поля боя… Никогда не мог подумать, что такой госсекретарь, как Генри Киссинджер, подготовит договор, который окажется ловушкой, ведущей нас к смерти».

27 апреля 1975 г. начался штурм Сайгона, столицы Южного Вьетнама. Сотни тысяч людей пытались спастись от неминуемо надвигающейся гибели. Иллюзий о том, что ее можно будет избежать, практически не было. С весны 1968 г. каждый южный вьетнамец знал, что такое «резня в Хюэ». Когда американские войска совместно с южновьетнамскими силами освободили город Хюэ, оккупированный северянами в течение всего 26 дней в результате вероломного наступления во время праздника Тет, они обнаружили, что коммунисты за это время арестовали по заранее подготовленным спискам и уничтожили несколько тысяч человек. Среди них были сотрудники южновьетнамской администрации, чиновники, пленные военные, полицейские, иностранцы, религиозные деятели, учителя, американские симпатизанты, лица, просто имевшие некоторое образование, а также члены их семей, включая женщин и детей. Тела многих погибших были обнаружены со следами чудовищных пыток. Оценки числа убитых достигают 6 тысяч человек.

Рано утром 29 апреля аэропорт Сайгона подвегся ракетному и артиллерийскому обстрелу, и эвакуация самолетами стала невозможной. Через несколько часов американцы начали ставшую крупнейшей в истории операцию «Порывистый ветер» по эвакуации вертолетами сотрудников посольства, граждан США и других стран (в основном вьетнамцев). Всего было вывезено чуть более 7 тысяч человек.

Одним из кораблей, принимавших эвакуируемых, был авианосец «Мидуэй», срочно подошедший с базы в Субик-бей. Вертолеты, забиравшие людей с крыши американского посольства в Сайгоне, садились на палубу авианосца с частотой в 45-60 секунд.

29 апреля в условиях низкой облачности (150 метров), дождя, сильного ветра над авианосцем появился легкий «Сессна 0-1 Охотник» («Bird Dog») с включенными посадочными огнями. Утром этого дня майор ВВС Южного Вьетнама Буанг-Ли, посадивший в самолет жену и своих пятерых детей, поднял его с острова Кон Сон в Южно-Китайском море и взял курс в открытое море. Несмотря на ограниченную видимость и дождь он смог обнаружить авианосец «Мидуэй». Самолет трижды заходил на посадку, но не мог сесть из-за загруженности палубы вертолетами, доставившими беженцев. Поначалу пилоту хотели посоветовать посадить самолет на воду, и уже из воды подобрать людей на корабль. Однако во время очередного пролета наблюдателю удалось увидеть, что в двухместном самолете находятся по меньшей мере четыре человека. Стало ясно, что в случае посадки на воду самолет затонет раньше, чем все его пассажиры смогут выбраться из него. Попытки установить радиосвязь с «Сессной» также оказались неудачными.
Во время третьего захода майор Буанг смог сбросить на палубу свой ремень с кобурой и положенной в нее запиской:
«Подвиньте, пожалуйста, вертолет на другую сторону, я могу сесть на палубу, у меня топлива еще на час. Пожалуйста, спасите меня. Майор Буанг, жена и 5 детей».
“Can you move the Helicopter to the other side, I can land on your runway, I can fly 1 hour more, we have enough to mouve. Please rescue me. Major Buang, wife and 5 child.”

Топлива для возвращения на сушу в самолете было недостаточно. Если бы Буанг не смог найти «Мидуэй», он и вся его семья были бы обречены.

Капитан «Мидуэя» Ларри Чамберс (первый афроамериканец в истории ВМФ США назначенный командовать авианосцем, а затем – первый афроамериканец, ставший адмиралом флота), принял решение сбросить в море вертолеты, стоявшие на палубе, но мешавшие посадке «Охотника». Находившийся на «Мидуэе» командующий военно-морской группировкой США в Южно-Китайском море адмирал Вильям Харрис заметил при этом, что не знает случаев продолжения карьеры капитана, по приказу которого будет уничтожена дорогая военная техника.

Тем не менее Чамберс отдал приказ очистить палубу и сбросить в море все вертолеты, какие невозможно было безопасно и быстро переместить в другое место. Вертолеты UH-1 «Ирокез» стоимостью 10 млн. дол. были сброшены за борт. Работа была выполнена добровольцами, не находившимися в тот момент на постах, без различия званий и должностей. Чамберс также отдал приказ развернуть авианосец против ветра и развить скорость в 25 узлов – чтобы облегчить «Сессне» посадку. Были объявлены предупреждения об опасной посадке на английском и вьетнамском языках. В разгар приготовлений на палубу сели еще пять вертолетов с беженцами. После высадки спасенных эти вертолеты также были сброшены в море.

«Сессна», ведомая Буангом, зашла на посадку, аккуратно приземлилась и ювелирно остановилась в середине посадочной полосы – под ликующую овацию встречавших. Из крошечного двухместного самолета вслед за пилотом выбрались четверо детей, на руках жены майора был годовалый ребенок. Капитан Чамберс, начинавший свою службу в морской авиации, поздравил Буанга с выдающимся пилотированием, назвав его «мужественнейшим человеком, которого он когда-либо встречал в своей жизни».

Команда авианосца была настолько впечатлена отвагой и мастерством пилота, что собрала деньги, позволившие майору Буангу и его семье обустроиться в США.

В 2010 году на церемонии, посвященной 35-летию самой невероятной посадки на палубу «Мидуэя», ставшего теперь популярнейшим музеем в Сан-Диего, бывший майор Буанг-Ли еще раз поблагодарил страну, спасшую его семью, и сообщил многим тысячам собравшихся, кем стали его дети. Три дочери стали докторами, двое сыновей пошли в ВВС и дослужились там до генералов.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля