Граффити из Шинона – ключ к золоту тамплиеров

«Получивший пять талантов пошёл, употребил их в дело и приобрёл другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрёл другие два; получивший же один талант пошёл и закопал [его] в землю и скрыл серебро господина своего».
(Евангелие от Матфея 25:14-23)
Идет весна, а там уже и до лета недалеко. Кто-то поедет отдыхать за границу и вполне возможно окажется в замке Шинон на Луаре. Ну вдруг… Безусловно, там есть музей, обставленный репликами старинной мебели. В наиболее разрушенной части замка ведутся раскопки. История замка тесно связана с историей Жанны д’Арк.

Граффити из Шинона – ключ к золоту тамплиеров

Однако самое интересное, что можно в нем увидеть, это… несколько вырезанных на каменной стене таинственных изображений. Их обязательно показывают, о них рассказывают, и, тем не менее, мало кто знает, что перед ним, возможно, находится ключ к сокровищам легендарных тамплиеров.

Замок Шинон в городе Шинон, на берегу реки Вьенна – один из королевских замков Луары. Кстати, в городке Шинон сегодня всего лишь 8100 жителей!

А было так, что по иронии судьбы гибель ордена тамплиеров началась в пятницу 13 октября 1307 года. Тогда последний Великий магистр Ордена тамплиеров Жак де Моле был арестован в Тампле – резиденции ордена, находящейся в предместье Парижа. Затем, спустя три недели, Филиппом IV были разосланы тайные инструкции королевским чиновникам, после чего во Франции начались массовые аресты тамплиеров. А затем начался громкий и многолетний процесс над орденом, после которого он был сожжен на костре.

Между тем, Жак де Моле был еще жив, когда 16 октября 1311 года в Вене собрался Святейший Собор с целью рассмотреть выдвинутые против Ордена тамплиеров обвинения и заодно реформировать Церковь. Святые отцы, познакомившись с протоколами папских комиссий, отказались выносить решение до того, как будет выслушана защита рыцарей Храма.

Папа решительно воспротивился этому. А в 1312 году издал буллу Vox clamantis*, в которой он изложил свою точку зрения на это дело:
«Учитывая дурную репутацию тамплиеров, имеющиеся против них подозрения и обвинения; учитывая таинственные способы и обряды приема в сей орден, дурное и антихристианское поведение многих из его членов; особо учитывая, что берется с них клятва не раскрывать ничего из церемонии допуска и никогда не выходить из ордена; учитывая, что позорные слухи не прекратятся, доколе орден существует; учитывая, сверх того, какой опасности подвергаются Вера и души людские, равно как и омерзительные злодеяния чрезвычайно многих членов ордена; учитывая, наконец, что римская Церковь за гораздо меньшие проступки распускала другие прославленные ордена, мы упраздняем, не без горечи и сердечной боли, в силу не судебного приговора, а апостолическим решением, или ордонансом, означенный орден тамплиеров со всеми отделениями его…»

А вот дальше пошло уже совершенно земное: 2 мая того же года в своей булле Ad providam** папа постановил изъять имущество тамплиеров. В преамбуле утверждалась необходимость вырвать тернии зла и было подчеркнуто следующее: «Сие упразднение устава ордена, облачения его и самого имени совершили мы с полного одобрения Святого Собора, решение же вынесено было не в форме окончательного приговора, ибо следствие и прошедшие по делу суды должного правового обоснования нам не дали, а предварительно, то есть апостолическим ордонансом, каковой обжалованию не подлежит и имеет силу вечную. Отныне запрещаем мы кому бы то ни было вступать в орден сей, носить облачение его и исполнять устав тамплиеров под страхом отлучения от Церкви, вступающим ipso facto*** в действие».

Орден упраздняется, уцелевшим – если такие имеются – грозит отлучение. Об изъятии же имущества было написано следующее:
«Мы вынесли окончательное решение навсегда присоединить сие имущество к владениям ордена святого Иоанна Иерусалимского… Мы отдаем, уступаем, соединяем, включаем и вручаем на веки вечные ордену Госпитальеров… все имущество, коим обладали во Франции орден Храма, Магистр и братья из ополчения в момент ареста их, то есть в октябре месяце тысяча триста седьмого года».

Исключением стали королевства Кастилия, Арагон, Португалия, Мальорка: находившееся в них и за пределами Франции имущество поступило в распоряжение Святого престола. Однако «кассы» командорств, равно как и сокровища тамплиеров, так в руки Филиппа Красивого и не попали. В обращенной к папе речи Гийома де Плезиана ощущается заметное недовольство по этому поводу: «Ибо во многих краях мира укрепили они свои замки супротив Церкви и слуг ее, укрыли и разделили имущество свое, расточили его полностью, включая и сами священные сосуды…»

Иными словами, офицерам короля не удалось обнаружить ни денег, ни даже священных сосудов! И вот вопрос: а куда в таком случае все это подевалось? Королевские приспешники нашли только то, что нельзя было забрать с собой – земледельческие орудия и скот, а также полученное в залог или сданное на хранение имущество.

Ни золота, ни серебра, ни документов, а из архивов – лишь те бумаги, которые имели отношение к приобретению тамплиерами земли, то купчие и иные документы земельного держания. Тут можно дать два объяснения: либо имуществом этим разжились офицеры Филиппа Красивого, либо подготовленный загодя приказ об аресте оказался не таким уж секретным, сведения о нем каким-то образом стали известны тамплиерам, и они успели принять соответствующие меры.

Безусловно, в подавляющей части командорств имелись только необходимые средства – крупные суммы денег были им ни к чему; однако те из них, что были расположены на «ключевых» торговых перекрестках, должны были обладать внушительной наличностью для выплат по переводным векселям, так что вопрос о том, «а где деньги», возник уже тогда. А на его основе появились легенды о спрятанных сокровищах тамплиеров. И есть все основания полагать, что большинство из этих легенд не лгут. Или не лгали в прошлом, поскольку о найденных сокровищах, естественно, никто никогда не сообщал.

Вообще-то гипотез о том, где могло быть спрятано золото тамплиеров, очень много. Однако вполне логично предположить, что каждое из их командорств обладало собственным тайником: и, хотя тамплиеры внушали грабителям ужас, дома Храма далеко не всегда могли обеспечить защиту от военных отрядов или крупных бандитских шаек. И эти тайники, несомненно, появились очень давно. Не исключено, что особо ценное имущество хранилось в них постоянно, что было в традиции Средних веков.

То есть сокровища тамплиеров вполне реально могли существовать и, более того, могли быть спрятаны в одном из командорств Ордена! Тут, правда, надо учесть некоторые важные обстоятельства. Дело в том, что в командорствах, отошедших по папскому ордонансу к госпитальерам, были произведены самые тщательные поиски, но сколько ни искали, ничего не нашли, так что это нынешним охотникам за сокровищами оставляет мало шансов на успех.

Далее, некоторые из ускользнувших от Филиппа Красивого тамплиеров могли навестить известные им тайники и забрать сокрытое там имущество. Секрет же самых значительных тайников, скорее всего, был передан лишь посвященным, равно как и указания, где и как их искать. И вот здесь можно предположить, что ключом к разгадке золота тамплиеров являются… граффити на стене замка в Шиноне, появившихся следующим образом. Как только было решено учредить папские следственные комиссии, Климент V заявил, что лично будет рассматривать дела высших сановников ордена. Во время поездки по Франции, он выбрал местом своего временного пребывания город Пуатье и потребовал, чтобы их ему туда для допроса и доставили.

Король и инквизиторы не могли игнорировать подобное требование папы. И обоз с пленниками направился из Парижа в Пуатье. Но когда впереди показался Тур, поездку прервали под предлогом болезни, будто бы подхваченной узниками, которых после этого отвезли в замок Шинон, принадлежавший королю Франции и стоявший на земле королевского домена. Там узники какое-то время и оставались. С папой им встретиться так и не довелось, а затем их вновь возвратили в Париж.

Но за те дни, что были проведены в Шиноне, узники успели вырезать на каменных стенах своего каземата рисунки совершенно необыкновенного свойства. Все они носят символический характер, а многие имеют прямое отношение к обряду инициации – это пылающие сердца, крест, тройная ограда, поле с квадратами, карбункулы.

И невольно возникает вопрос: зачем понадобилось арестантам вырезать эти символы, которые сами по себе не представляли никакого секрета? Тайна могла состоять только в том, как всем этим пользоваться. Можно допустить, что рисунки эти явились плодом вынужденной праздности – узники убивали время, вырезая на стенах какие-то малопонятные рисунки. Однако, что если это не просто рисунки? Что если они являются ребусами? И что, если граффити Шинона были адресованы людям, которые не только знали эти символы, но и умели их читать. Ведь вполне возможно, что существовал особый, «тамплиерский» способ их прочтения.

И узники, их изображая, решили обратиться к своим братьям: и не для того, чтобы напомнить им об известных символах или доверить банальные истины, а чтобы передать с их помощью послание, которое только они могли прочитать и понять. Послание же это секретное, поскольку речь идет о реальных вещах, сокрытых в реальном мире.

Предположим, что один из сановников вырезал крест, увенчанный сердцем. Это символ. Христианский символ среди прочих; впрочем, не только христианский, но очень хорошо известный – его можно встретить почти во всех религиозных сооружениях. Никто не подумал бы придавать ему какое-то особое значение.

Однако сердце можно нарисовать по-разному. Это может быть изображение правильное или с изъяном. И изъян в сердце приобретает особое значение: прежде всего для тех, кто привык расшифровывать определенные системы символической криптографии – например, определенную тайнопись тамплиеров. Подобный изъян в рисунке мог бы означать место – графически или фонетически. И там, где несведущий мог увидеть всего лишь увенчанный сердцем крест, просвещенный, быть может, узнает следующее:
«В таком-то командорстве (пресловутый изъян в сердце) тайник находится в сердцевине под крестом». И это смогут прочесть только братья, прошедшие обряд инициации. Понятно, что нет никаких доказательств для обоснования этой гипотезы, но она представляется довольно логичной.

Вот эти весьма странного вида рисунки с надписью: «Молю Господа о прощении» и изображением пылающего сердца, что приписываются самому Жаку де Моле. Им было посвящено много исследований, и можно с уверенностью сказать, что лучшего подарка всем любителям конспирологии и эзотерических наук ну просто не сыскать. Отмечают, что у них есть сходство с граффити, которые были сделаны храмовниками, содержавшимися в башне города Домме, но это и все.

Кстати, эта гипотеза подкрепляется еще одним фактом: граффити Шинона не просто выцарапаны в каменной стене, что мог бы сделать острием гвоздя любой изнывающий в заточении узник, нет, они выбиты очень глубоко, хотя и рукой не слишком умелой. Рисунки эти похожи на настоящий барельеф, очевидно, что их делали с намерением сохранить как можно дольше. То есть вполне возможно, что золото тамплиеров, которое так не получили ни Папа, ни Филипп Красивый, все еще ждет своего часа в каком-нибудь забытом и Богом, и людьми тайнике… Это странные рисунки, выцарапанные на стенах, главные из которых – эшафот (или Голгофа?) с надписью: «Молю Господа о прощении» и пылающее сердце (курбункул?) некоторые приписывают самому де Моле. Им посвящено достаточно много исследований, и они являются настоящим подарком для любителей конспирологии и эзотерики. Следует отметить и их определенное сходство с граффити, оставленными храмовниками в башне города Домме, где содержались другие арестованные члены ордена.

* Глас негодования (лат.). Папские буллы обычно получают название по первым словам текста.
**Для попечения (лат.).
***В силу очевидности, по самому факту (лат.).

Автор: Вячеслав Шпаковский

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля