черт побери
чертовски развлекательный сайт

Гость в черном

Гость в черном

Этот случай – один из самых жутких из тех, что происходили в нашей семье (вообще таких случаев было несколько).
Свидетелем данной жути был мой младший брат. Чтобы разъяснить ситуацию и поубавить пылу неверующим Фомам, сначала расскажу о нем.

Мой брат на шесть лет младше меня, но всегда был скептиком, аналитиком и логиком. Он хохотал чуть ли не до слез над нашей с мамой верой в мистику и примерно лет с трех перестал бояться темноты. Может, его что-то и пугает, но уж точно не привидения. Он в них даже не верит. Правда, как оказалась, привидениям глубоко фиолетово – верят в них или нет.

В то время, о котором я хочу рассказать, я училась на втором курсе в колледже. Мне было 18 лет, значит моему брату – 12. В те суровые дни в нашей квартире царил ремонт. Даже не так – РЕМОНТ! Обои по всему дому были живописно ободраны, на кухне скололи всю плитку, практически вся старая мебель отправилась на помойку, а кладовка лишилась одной из своих стен и стала гордым продолжением прихожей. В детской же половина комнаты была освобождена от мебели и покрашена в спокойные бежевые тона, в то время как вторая половина была завалена до состояния «груды вещей под потолок» и «бардак непролазный». Там нашлось место для меня и моей раскладушки (ноги мои упирались в кресло, а голова практически находилась под письменным столом; просыпаться резко не рекомендовалось), но для брата места уже не было. Поэтому он вместе с мамой спал на двухместном диване в зале. Брата это не радовало, но так как альтернативой был лишь коврик в коридоре – он не рыпался.

Итак, длинная и нудная предыстория закончена – к сути.

Мне тогда на занятия ехать было очень далеко, а подниматься – очень рано. Вставала я, чуть ли не с петухами, и в семь утра я, обычно, уже уходила из дома. Брат же учился во вторую смену и вставал поздно, а мама работала по сменам – два через два.

В то утро я собралась и как обычно ушлепала грызть гранит науки, а когда вернулась – мне рассказали ТАКОЕ. Глаза на лоб.

Брат спокойно спал, было уже где-то девять утра и поэтому более-менее начало светлеть (дело было зимой). Его разбудило что-то странное – чувство как будто его тянут за ногу. Он, толком не проснувшись, посмотрел в изножье кровати – кто-то стоял, держа его ногу на весу, и слегка потягивал ее. Когда брат посмотрел на «этого», существо отпустило многострадальную братскую конечность и просто молча встало. Брат не стал приглядываться и, подумав на меня, спросил у лежавшей рядом (спиной к нему, лицом к стенке) матери: «Мам, а сестра дома что ли?». Мать ответила, что я давным-давно ушла, и дома меня нет. С брата от испуга и понимания, что кроме него и мамы дома никого быть не может, слетели остатки сонливости. Он снова посмотрел на «гостя»… Вот тут он и разглядел ЭТО во всех подробностях.

В изножье кровати стоял и смотрел на него очень высокий мужчина (выше двух метров т.к. он был выше шкафа, а шкаф у нас 2 м 10 см) в черной одежде, в черной шапке типа колпака и с каким-то перекошенным синюшным лицом. Брат сказал, у него было жуткое выражение лица: отрешенное, но какое-то злобное. Зрачков не было – вместо глазных яблок была жуткая засасывающая чернота.

Первые несколько минут брат просто молча пялился на «гостя», пытаясь осознать немудреную истину присутствия потусторонней жути. В чувство он пришел, когда «ОНО» улыбнулось и слегка наклонило голову. Брат попытался закричать, но голосовые связки парализовало от страха, и он издавал только сдавленные полухрипы-полустоны: «Маам, мааам, проснись… Тут кто-то есть». Мама не подавала признаков жизни, и брат принялся толкать ее рукой. При этом он продолжал смотреть глаза в глаза жуткому гостю. Того, по словам брата, весьма забавляли братские попытки растолкать мать.

Наконец, она проснулась, повернулась к брату лицом, и недовольно поинтересовалось, чего же ему надо в такую рань. Брат рассказывал, что когда мама наконец-то проснулась, существо развернулось в сторону стены, как бы подалось вверх и растаяло.

Со слов мамы: она слышала обе фразы брата. И вопрос про меня, и когда он ее звал. Когда мать повернулась к нему, он был бледен, глаза занимали все лицо, и его всего трясло. Таким напуганным она его не видело никогда. Сама она ничего не заметила, но ужас на лице сына, по ее словам был, совершенно искренним. Она спросила, что случилось, и он рассказал эту историю.

Так как у нас в квартире происходили всякие разные странные штуки, мама ему поверила. Тем паче воображения у брата нет, как такового, и склонностью к розыгрышам он не страдал никогда. Да и не верил в «барабашек» в принципе.

Такая вот история. Кто это к нам «заглянул на огонек» не ясно до сих пор. В квартире нашей никто не умирал – ее выделили в новостройке нашей прабабушке, а она в свою очередь уступила ее молодой семье, когда родилась я. Сама же она переехала к младшей дочери.

Из соседей тоже вроде утопленников-удавленников не наблюдается. Может быть, где-то в доме они и есть, но точно не в нашем или соседнем подъездах. Чертовщиной никто не балуется.

А мне вот лично страшно. Очень. Что тогда, когда ты один, в гости может зайти «Этот». С синим лицом. Даже утром, даже когда уже светло. А еще он может прикоснуться… Повлиять на материальный мир. Жуть.

Автор публикации

не в сети 4 дня

Karina

Комментарии: 0Публикации: 2348Регистрация: 17-10-2016
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях