черт побери
чертовски развлекательный сайт

Где мужчины самые жадные

Где мужчины самые жадные

Сижу себе в венском кафе.

Ем пирожное.
Рядом расположилась молоденькая парочка.
Она — вся эфир, зефир, льняной локон, небесной голубизны глазки.
Он — спортивный, мужественный, с небрежной улыбкой-усмешкой.
И видно — влюблен отчаянно.

Эта эфир-зефир что-то рассказывает, смешно морща носик, а парень вроде слушает, за руку ее через стол держит.
А как глянет в голубые глаза — все, улетает на сверхскоростном истребителе куда-то в небо.
— Какая чудесная пара! — сентиментально подумала я, приканчивая пирожное.
И тут к парочке подошел официант. Принес счет.
Парень счет посмотрел, передал девушке.
Девушка глянула, губками зашевелила, достала кошелек. Заплатила за себя. Парень тоже за себя заплатил.
И дальше сидит, влюбленно в глаза заглядывает, ручку жмет.
Все мое романтическое восхищение как-то сразу растаяло. «Никогда! — подумала я.
— Никогда нам не стать до конца европейцами».
Нет, я все понимаю. И про феминизм. И про равенство полов. И про другое отношение к деньгам.

И про то, что для Европы это совершенно нормально.
А все равно привыкнуть трудно.
Как-то не пошел у нас в массы тезис: любовь вместе, а счет — раздельно.
И ведь именно денежный вопрос испортил уже не один иностранный брак наших соотечественниц
— Ты не представляешь! — почти плакала моя приятельница, когда я заехала ее навестить через годик после свадьбы с симпатичным вполне состоятельным австрийцем.

— Он все считает и записывает!
— Ну, может, это не самое страшное! — утешаю. — Хуже, когда все пропивают без всякой записи!
— Не знаю-ю! — упорствует приятельница.
— У них здесь у каждого гроссбух для учета расходов.
И все мужики их старательно ведут.
Причем записывают все траты, даже если я купила что-то на свои деньги.
Вот вчера. Увидела прекрасный крем для рук. Христиан говорит: Погоди! Пришел домой, открыл гроссбух, полистал.
— Так ты же две недели назад уже покупала крем для рук! Он не мог кончиться! Вот будет баночка пустой — и купишь.
— Ну, — вздыхаю, — какой-то резон в этом есть…
— Да здесь так со всем!
Пойдем, говорю, шампанского выпьем! Настроение у меня такое!
А он: на этой неделе мы уже вышли за лимит. Сходим на следующей.
Все покупки вплоть до порошка и пасты планирует заранее. А подарки!
Пригласил нас его друг на день рождения. — Что будем дарить? — спрашиваю. Муж лезет в свой гроссбух.
— В прошлом году мне на день рождения он подарил сет с дисками группы «Квин». Цена 63 евро. Значит, на 60 евро и будем что-то искать…
Они записывают цену каждого подарка и покупают точно такой же! Даже если идут к близким родственникам!

Тут я вспомнила глаза моей венской подруги, когда я, только начиная австрийскую жизнь, привезла ей из Москвы красивенный шерстяной павло-посадский платок.
Ни тени радости не было в них. Один испуг.
Ну а когда в следующий раз палехскую шкатулку достала — так просто ужас.
И только потом я узнала, что спонтанные подарки здесь не приняты, потому что на каждый нужно ответить аналогичным даром.
Теперь вожу в подарок только водку и икру.
И вроде ничего нет в этих взаимозачетах обидного.
Голый расчет.
Но нашей широкой душе он как-то не близок. Дается с трудом.
Особенно когда это касается личных отношений. А европейки ничего. Платят и терпят.
Как-то мои приятельницы даже решили свой рейтинг составить: в какой стране самые жадные мужики?
Одна подружка говорит:
— Однозначно, французы!
И рассказывает.
Ее приятельница из далекого российского городка, где зарплаты равны зимней температуре за окном, познакомилась на сайте с французом.
Поболтали по скайпу, тот стал в гости звать.
Девушка аккуратно намекнула: билеты во Францию такие дорогие!
— Не беспокойся! — он пишет. — Я все устрою!
Она выдыхает.
— У нас бывают суперраспродажи билетов, как найду, сразу кину тебе ссылку!
Ну, прилетела за свой счет. Он ее по городу водит. А есть предпочитает дома.
— Хочу, говорит, попробовать русских блюд. Тут рядом рыночек, купи, что надо. Удиви меня!
Ну, она его за свой счет борщом удивляет. Мясом запеченым. Рыбой в кляре. Он тоже один раз изысканным блюдом удивил. Из листьев салата.
—Ты не думай, говорит, я не жадный. Я хочу тебе напоследок подарок хороший сделать!
И вот накануне ее отъезда он ведет ее на самую дорогую улицу бутиков. Подводит к одной витрине. А там платье несказанной красоты так и сияет.
— Вот! — говорит француз. — Вот это платье ты должна носить! И я мечтаю тебе его подарить!
— Так подари! — скромно опускает глаза девушка.
— Видишь ли, любимая! Одно небольшое затруднение: магазины уже закрыты. А завтра утром ты уезжаешь. Так обидно!

— Да, про французов много таких историй ходит! — говорю.
— А как же англичане?! — обижается вторая подружка. — Они ничуть не хуже!
Вы же знаете, моя Даша год назад за лондонца вышла. Приезжаю к ним в гости.
Пошли мы в супермаркет.
Набрали полную телегу еды на неделю. Смотрю: молодой муж подъехал с этой телегой к кассе. И застыл столбом. Ждет Дашку.
— Чего это он? — спрашиваю. А дочка поясняет:
— Я же должна оплатить половину покупки! Тут такие правила: все расходы работающие супруги делят пополам!
— Но не до такого же идиотизма! — не выдерживаю. — Пусть он заплатит сейчас, а ты в следующий раз.
— В следующий раз сумма может быть другой.
Представляете? Он собирает все ее и свои чеки. И следит, чтобы расходы были точно поровну.
А как-то сказал, что не будет платить за воду: она принимала ванну, и израсходовала слишком много воды.
Да я дня бы так не прожила!
— А я думаю — немцы, — говорит третья.
— Мой бывший муж — он был родом из Дюссельдорфа — так на экономии помешался, что не давал принимать душ чаще раза в неделю.
Не разрешал часто пользоваться стиральной машиной — много энергии ест.
И зимой не включал электричество — пока мы оба не свалились с бронхитом.
Тут я от него и ушла.
—Можете сколько угодно рассказывать про своих европейцев! — усмехнулась еще одна приятельница.
— А меня потряс рассказ однокурсника.
Он на американке женился.
И через неделю после свадьбы к нему пришла ее мама.
Со списком. «Мы тут посчитали, — говорит, — ты нам должен 90 тысяч долларов.
Столько мы потратили, чтобы вырастить и выучить Джин. Колледж, университет, зубной врач, поездки на отдых. И это мы еще питание не учли!»
Посмеялись мы этим историям.
А я подумала.
Конечно, отдельные жадины есть везде.
Но в целом — не в них дело.

Европа привыкла жить экономно не от хорошей жизни. Здесь не бьют нефтяные фонтаны. Не струится под ногами газ. Деньги даются трудно и тратятся с оглядкой самыми богатыми. Это с одной стороны.
А с другой — мужчинам только дай повод перестать о женщинах заботиться. Они с радостью и перестанут.
Феминистки сами вбили своим кавалерам в головы, что они им — сестры по разуму и партнеры в любви.
Вот и получили раздельные счета за свет и воду, вычеты за разбитые чашки и романтический ужин за полцены
Всегда ли так было?
Нет. Я увидела это в том же кафе, где справа от меня сидела демократически продвинутая молодая пара.
За соседний столик слева пришли двое старичков.
Она — с красиво уложенными седыми буклями, в нарядном платье, он — в типично австрийском пиджаке, белейшей рубашке.
Он взял свою даму за руку, заглянул в глаза — они у нее выцвели, как подмерзшие фиалки, но было видно, что когда-то сияли океанской синью.
И стал что-то смешное рассказывать. Старушка нежно улыбалась.
Когда официант принес счет, мужчина, на секунду отвлекшись, расплатился, и они продолжили свой тихий нескончаемый уже много лет разговор.
Я подумала, что дело не в деньгах.
Этот мужчина был для своей дамы опорой и защитником.
А она — его вдохновительницей и светом очей. Как и должно быть.
Дурацкие традиции уйдут, а любовь останется.

Наталья Барабаш

Автор публикации

не в сети 1 день

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18579Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях