ФРЕД ЛИПМАН И ЧАСЫ «ПОБЕДА»

Часики на калибре “2602” на 15 рубиновых камнях с периодом колебаний баланса Т=0,4 сек. и запасом хода 36 часов были очень популярны в начале двадцатого века, особенно в период пресловутой “Великой Депрессии” – когда ценились дешёвые и технологичные вещи.
Но к началу шестидесятых годов двадцатого века их вытеснили более сложные и дорогие, более удобные для визуального обзора и более наглядные для понимания. Тем не менее механизмы с боковой секундной стрелкой продолжали выпускаться для изготовления самых дешёвеньких часиков.

ФРЕД ЛИПМАН И ЧАСЫ -ПОБЕДА-


Последними часами с трёхстрелочным механизмом и боковой секундной стрелкой были знаменитые часики “Победа” – самые массовые советские мужские наручные часы. Их, с 1945 г., выпускали едва ли не все советские часовые заводы, изготавливавшие наручные часы, однако к началу 1980х их признали устарелыми и архаичными.
А потом Советский Союз погрузился во тьму небытия, а вместе с ним туда же погрузились и самые популярные советские часы, верой и правдой служившие нескольким поколениям советских людей.

История у часов “Победа” началась в 1867 г. во французском городе Безансоне, где предприниматель Эммануил Липманн затеял бизнес по изготовлению и продаже часиков из эбоше – наборов деталек для изготовления механизмов, которые продавали и продают крупные производители часов. Вскоре Липманн ощутил, подобно Дурачине из песенки В.С. Высоцкого, “много сил” – и замахнулся на производство хронометров. Чтобы сделать свой бизнес авторитетным Липманн заключил соглашение с астрономической обсерваторией города Безансона – чтоб они выдавали сертификаты на изготавливаемые месье Липманном часы – мол, они очень точные. Чтобы их охотнее покупали, сертифицированные астрономами часы Липманн метил изображением головы гадюки на корпусе. Заодно Липманн создал торговую сеть из магазинчиков по всей стране, торговавших его часиками. А ещё Липманн наловчился скупать часы известных производителей и продавать их потом под видом собственных.

Дела Липманна быстро шли в гору, и он “взлез на стул повыше” – решил делать свои часы, и создал для этого конструкторское бюро. В 1899 году Липманн создал свой собственный калибр “20”, а в 1902 году – калибр “22”. Вполне естественно для француза то, что Липманн мерил свои калибры в миллиметрах, а не в линиях как швейцарцы; позже метрическая система ляжет в основу нумерации калибров и советских часов.
Во время Первой Мировой Липманн производил артиллерийские хронометры. После войны бизнес Липманна временно остановился, но в 1925 году он передал бразды правления фирмой своему сыну Эрнсту, и производство наручных часиков возобновилось, а заодно – и разработка новых калибров – в этот период были созданы “круглые” калибры “23”, “24” и “26”, а также прямоугольные “12” и “13”.

В 1931 г. фирму возглавил внук Эммануила – месье Фред Липманн. Он сразу же переименовал предприятие в “Lip SA d’Horlogerie”, и все часы стали нести на циферблате гордую эмблему “Lip”, подчёркнутую молнией. Кроме того Фред Липманн навёл порядок с нумерацией калибров – все “круглые” калибры стали именоваться буквой “R” (“round”), а все “прямоугольные – буковкой “T” (от “tonneau” – знаменитого “гробика” Картье, ставшего у французов синонимом часов в прямоугольном или бочковидном корпусе).
Вскоре был создан и самый популярный калибр фирмы – “Т18” – прямоугольный “гробик” 18 мм. Именно этот калибр и лёг в основу советского калибра 18X28,5 мм со стальным анкерным ходом на 15 рубиновых камнях “Звезда”.

Причиной этому стало начало многолетнего и плодотворного сотрудничества Фреда Липманна и его фирмы с советским правительством.
Надо сказать, что в СССР в начале 1930х с часовой промышленностью не ладилось – в 1928 г. советское правительство купило у американцев разорившееся предприятие “Hampden-Dueber”, и СССР досталась куча хлама в виде устаревшего и изношенного оборудования, непригодного для производства качественных часов.
Получалось только вот что: конкурировать на мировом рынке с подобной продукцией советская часовая промышленность могла лишь с колониальными английскими фабриками. Швейцарцы довольно потирали руки и принципиально, категорически отказывались продавать СССР своё оборудование и технологии.

И тут на помощь Стране Советов пришёл Фред Лип, предложивший самое современное оборудование, новейшие технологии а главное – инструкторов, советников и преподавателей, способных поднять советскую часовую промышленность с нуля. За это Фред Лип получил столько советского золота, что стал самым богатым часовщиком в мире. Это позволило Фреду Липу закупать новейшие технологии у швейцарцев, которые в нём почему-то конкурента упорно не видели, а Лип перепродавал эти технологии СССР, получал снова золото и обогащался ещё больше. Вот такой случился парадокс…
Буквально все директора, главные инженеры и ведущие специалисты советских часовых заводов довоенного периода прошли обучение на предприятиях Фреда Липманна.

Пару слов про самого Фреда Липманна. Фред был человеком с очень большим сердцем – он был социалистом, только что не коммунистом. Фред очень заботился о своих рабочих: предоставлял каждому из них полуторамесячный отпуск, выплачивал 100% по больничным, построил заводскую бесплатную среднюю школу и детский садик, выделял пособия на оплату высшего образования для талантливых ребят. Больше того – деловые решения перед их окончательным утверждением самим Фредом Липманном выносились на голосование рабочего коллектива предприятия.
А ещё Фред знал русский язык и наизусть читал стихи Пушкина в оригинале. В общем Фред Липманн был «своим» для советских людей.
Таким образом все значимые советские предвоенные часы происходят от калибров “Lip”: “R43” – “ЗиМ” (карманные), “R36” – “Салют” и “Молния”, “R25” лёг в основу многих калибров Первого Часового Завода (ставшего “Полётом” в начале 1960-х), а “R26” превратился в “2602” – основу “Победы”,”Спортивных” и “Штурманских”.

У самого же Фреда Липманна дела пошли плохо. Причиной этому стали не ошибки в бизнесе и не происки конкурентов, а нападение Гитлера на Францию. Лип, как истинный патриот, тут же соорудил дочернюю компанию “Saprolip” для выпуска военной продукции, которая заработала в сентябре 1939 года. С первых дней войны основой продукции стали прицелы и таймеры для бомбардировщиков и штурмовиков, да артиллерийские хронометры. В 1940 г. завод в Безансоне захватили гитлеровцы, однако сам Лип и его фирма “Saprolip” успели эвакуироваться в Испанию, в Валенсию – поближе к границе. Там Лип продолжил делать приборы для бомбардировщиков, которые отправлял в Америку, а заодно наладил массовый выпуск бомб с часовым управлением – ими Лип снабжал французских партизан. Таким образом Фред Лип внёс значительный вклад в дело Сопротивления.

После войны Лип возобновил сотрудничество с СССР и стал учить новые поколения советских часовщиков. Дела Липа шли в гору – к 1954 г. он выпускал по 300 тысяч часов в год силами всего 1,5 тыс. специалистов, а кроме того продавал под своим именем швейцарские часы “Blancpain”, что укрепило позиции фирмы “Lip” в премиальном сегменте рынка.
В 1952 г. Лип создал действующий прототип электронных часов (схожих с “Луч Кварц” начала 1970-х), и вывел их на рынок в качестве знаменитого калибра “R27”. Их немедленно приобрёл де Голль – одни для себя и другие – для жены.
В то время многие фирмы выпускали электромеханические наручные часы, в которых пружина раскручивалась силой электрического тока от батарейки – например, фирма “Гамильтон” в США и “Ракета” в СССР
Кстати, “Ракета” была выпущена раньше “Гамильтона” и фигурировала в энциклопедии “Домоводство” уже в 1956 году, а “Гамильтон” появился только в 1957 и стал любимыми часиками Элвиса.

В то же время для Липманна и его дела наступили воистину чёрные дни – из Восточной Азии хлынул поток дешёвых часов, конкурировать с которыми продукция “Lip” не могла – Липманн производил часы для обычного рабочего человека, без изысков, не имел собственных разработок в премиальном сегменте, и этот рабочий человек отвернулся от него, а богатеям часики “Lip” были неинтересны.
К концу 1960х “Lip” вошла в полосу постоянных убытков, к середине 1970-х – разорилась и самоликвидировалась. Фред Липманн раздал всё своё состояние рабочим, когда он прощался с ними – тысячи людей рыдали по всему городу Безансону. В результате Фред Липманн доживал свои дни бедным старичком – в маленьком домике, в окружении созданных им часиков.

Сегодня французы уже и не помнят ни Фреда Липа, ни его фирму.
Через 30 лет после этого то же самое произошло и с часиками “Победа” – они оказались неконкурентноспособными по сравнению с китайской продукцией.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля