ЕВРОРЕМОНТ

Наши бабульки — страшная сила. Это вам подтвердит, мелко крестясь, любой участковый полицейский, ЖЭК в полном составе и вся городская администрация. Избыток невостребованного свободного времени, помноженный на желание интересно его провести, творит чудеса. А уж если при этом ещё и мозг пошёл вразнос — ищите укрытие. Желательно соответствующее всем стандартам гражданской обороны на случай ядерной войны.

Денису Анатольевичу и его орлам тут как-то раз пришлось поехать на вызов. А как не поехать: звонила тёплая компания из участкового полицейского, представителей суда, бригады МЧС и сотрудников ЖЭКа. Мол, у нас тут веселье в полном разгаре, только вас и ждём.
Вся компания, включая группу поддержки в лице очень заинтересованных соседей, толпилась на лестничной клетке, а те, кому не хватило билетов в первый ряд, наблюдали с соседних пролётов. Сотрудники МЧС возились с бронированной дверью.

ЕВРОРЕМОНТ

— Кого выковыриваем? — деловито осведомился Денис Анатольевич.

— Бабульку, — пояснил участковый полицейский. — Крушит дома всё подряд, соседей терроризирует, недавно за ними с дрелью гонялась. Меня на днях, кстати, тоже чуть с лестницы не спустила. А в квартире у неё…

Что именно там, в квартире, Денис Анатольевич дослушать не успел. Применив специнструмент и такую-то мать, сотрудники МЧС всё же уговорили дверь открыться. Но внутрь зайти не решились: на пороге стояла бабулька.

Она была в строительной каске и с болгаркой в руках. Включив агрегат, она небрежно повела диском по косяку, осыпая присутствующих снопом искр и пристально глядя в глаза парню из МЧС, у которого был бензорез. Парень тоже включил бензорез, и несколько томительных секунд эти двое вели войну взглядов. Потом бабулька, видимо, признала, что его строительное кун-фу сильнее, чем её кун-фу, и отложила инструмент в сторону.

Судебный пристав ещё раз попытался зачитать постановление, но бабулька его перебила: окстись, милок! Какой дебош? Кто дисциплину хулиганит? Я занятой человек, у меня евроремонт! Да гляньте сами, люди добрые!
Денис Анатольевич вместе с участковым и судебными приставами, осторожно продираясь сквозь завалы строительного мусора, проникли внутрь.

— Что это? — с ужасом в голосе спросил судебный пристав.
— Она ж тебе сказала — евроремонт, — терпеливо пояснил Денис Анатольевич. — Античный стиль, постапокалиптическое направление. Ты картину Карла Брюллова «Последний день Помпеи» видел?
— Нет, — растерянно ответил пристав.
— А ты погугли. Обстановочка один в один.

Разгром в квартире не то чтобы не поддавался описанию. Просто в это описание навязчиво просились долгие и продолжительные уличные бои с применением авиации, танков и тяжёлой артиллерии. Стены туалета и ванной были снесены наполовину. В стенах между комнатами зияли здоровенные бреши. Линолеум в зале был наполовину скатан, и в полу был намечен контур будущего люка. И не просто намечен: бетон местами был снят сантиметров на пять.
— В гости ходить, — охотно пояснила бабулька.
— Бабушка, — осторожно спросил Денис Анатольевич. — А откуда у тебя столько инструментов? Болгарка, дрель, перфоратор…
— Так с пенсии откладываю, — гордо пояснила та. — Как накопится чуток, так сразу и покупаю. Да вы не стойте, пойдёмте, я вам свой будущий холодильник покажу!

Она провела гостей на кухню. Сотрудник МЧС глянул на стену кухни и схватился за сердце.
— Это ж… торцевая! Не просто несущая, а торцевая!!!
— Ага, толстенная такая, — пожаловалась бабулька. — Еле управилась с парой дырок, а сколько ещё долбить!
В стене были вырублены два отверстия величиной с кулак. Сквозь них просматривался городской пейзаж.
— Вырублю побольше, поставлю ящик — зимой будет холодильник. Никакого электричества не надо. Экономия! — бабулька назидательно воздела перст.
— А там, в зале, на стене — что это было? — спросил Денис Анатольевич.
— На какой стене? — переспросила героиня болгарки и перфоратора.

Денис Анатольевич показал. Стена, смежная с соседями, была оклеена картонными кассетами из под яиц и покрыта слоем фольги.
— Аа! Вы про ментально-матерный блокиратор? — догадалась бабулька.
— Что-что? — не понял судебный пристав.
— Соседи, — терпеливо пояснила бабушка. — Вредные — страх! Знаете, как меня мысленно матерят? У меня аж тут — она показала пальцем на голову — звучит и от черепа внутри отдаётся! Особенно по ночам. А с блокиратором, вроде как, полегче. А днём, как ремонт начинаю, так и вовсе не до них.

— Бабушка, — предельно вежливо сказал Денис Анатольевич. — Вам бы того. Нервишки подлечить. А то, сами понимаете, ремонт — дело хлопотное. Может, ляжете, отдохнёте?
— А кто работать-то будет? — с сомнением спросила бабулька.
— Мы! Мы будем! — горячо заверил представитель ЖЭКа. — Всё будет в лучшем виде, вы, главное, не торопитесь выписываться!
— Ну, у нас там хорошо! — уверил Денис Анатольевич. — Вид на лес, тишина, душевные люди. Сам бы лёг, да работа встанет!
— Нас, нас возьмите! — хором попросились соседи. — Пять лет она тут долбит всё подряд! Нам тоже срочно нужна помощь!
— Граждане, граждане, — поднял руки Денис Анатольевич. — Дурдом не резиновый. Просьба обращаться в плановом порядке, чтобы не создавать ненужного ажиотажа. Всем поможем, всех полечим.

Он повернулся к бабульке.
— Ну что, герой строительного труда, поехали лечиться?

© dpmmax

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля