Если в полете в ваш самолет неожиданно постучали снаружи…

Если в полете в ваш самолет неожиданно постучали снаружи...

Май, 2007 год.

В ночь полетели в Пермь. В наборе высоты в кабину пришла бортпроводник, Юля:

– Товарищ командир! Снаружи в самолет что-то сильно бьет в районе аварийного выхода в иллюминатор. Сильно бьет, пассажиры на грани паники.

Я не впервые летаю с Юлей, она из опытных, но тоже взволнована. Попусту тревожить экипаж в самом начале набора высоты не будет.

Я напрягся, но попытался разрядить ситуацию шуткой:

– Мы точно никого на земле не оставили? Может, нас догнали и теперь просятся войти?

* * *

Отправил в салон Диму, второго пилота, уменьшил скорость набора высоты. В голове строю планы на вечер, т.е., что делать, если вдруг все вдруг станет плохо.

Дима вернулся с задумчивым видом.

– Не знаю, что это, но е@ош#т сильно. Стекло в трещинах. Пассажир паникует. Вроде я его успокоил, положил руку на плечо и сказал “Будем жить”!

Дима по натуре юморной парень, и очень толковый второй пилот (в последствии – КВС и пилот-инструктор В737).

Что же там может “е@ош#ть”? В голове туча вариантов (обшивка загнулась??), и ни один не кажется мне правильным (все, в итоге, оказалось более прозаичным, чем думалось).

У Димы тоже нет внятных соображений.

Нечего долго думать – если кто-то так настойчиво просится к нам, что все стекло уже в трещинах, то, неровен час, останемся без иллюминатора в пассажирском салоне. Опасность этого очевидно понятна без пояснений.

Решение – возвращаемся в Домодедово!

* * *

Докладываем диспетчеру, объясняем ситуацию. Герметичность (пока) не нарушена, аварийный расчет не требуется. Объявляю информацию в салон, успокаиваю пассажиров, приношу извинения за доставленные неудобства. Проводим брифинг с проводником, аварийную посадку не планируем – крылья, колеса, двигатели на месте, посадка будет обычной.

Мысли в голове бродят: “Ну что-то же там бьет? Что?”, “можно ли держать повышенную скорость, чтобы быстрее вернуться”?

Решил не торопиться. Кто его знает, что там бьет?..

Дима тоже взволнован. Мы разворачиваемся в сторону Домодедово на 180 градусов, я прошу его в FMS сделать “прямо на” (direct to) Люберцы, от которых начинается схема прибытия (сейчас уже не помню, оставался ли в том время привод, либо вместо него уже появилась геоточка). Дима набирает название точки, вводит его в первую строку.. а на навигационных дисплеях изменений не видно. Раз, второй…

Обращаю внимание, что маршруты FMS на второй страничке, и Дима упорно ставит эту точку где-то ближе к Перми (к слову, это довольно частая ошибка и в простой ситуации, в которой нет причин для волнений. Неудивительно, что сейчас мой второй пилот путается).

Максимально спокойно говорю:

– Дим, поставь, пожалуйста, первую страничку.

Проблема решена.

* * *

Зашли на посадку, сели. Запомнилось, что уже в глиссаде в свете фар промелькнула птица, а следом за ней мысль: “Вот было бы “весело” поймать ее в двигатель до кучи”.

Естественно, встреча была на высшем уровне – пожарки, мигалки, санитарки. Хоть мы оркестр и не заказывали.

Зарулили на стоянку, высадили пассажиров. Пошел в салон… и все сразу стало понятным.

…Перед вылетом на ВС инженерами проводился ежедневный осмотр согласно регламента. Кто-то из специалистов открывал аварийный выход на крыло. В верхней части аварийного выхода на “классическом” В737 (а это была модификация -500) расположен трос аварийного покидания, с тяжелым металлическим крюком на конце. В идеале он уложен в “мешочек”, закрывающийся на липучку. Но на этом конкретном “мешочке” липучка была не в лучшем состоянии, поэтому он просто смотал трос в комок, положил его сверху на аварийный люк и закрыл… оставив кусок троса снаружи.

На фюзеляже снаружи вокруг двери серая окантовка, на фоне которой серый трос, тем более ночью, разглядеть оказалось проблематично, если только не делать это намеренно (это в результате эксперимента позже подтвердила и “следственная комиссия” в лице Летного Директора и Главного Инспектора).

Наиболее удивительным выглядит тот факт, что он смог закрыть эту аварийную дверь! У нас потом не получилось, как бы мы не пытались закрыть люк, оставив часть троса снаружи.

Металлический крюк, болтаясь от набегающего воздуха и бился о самолет.

Очень сильно побило самолет. Внешнее стекло иллюминатора к концу истории почти раскололось, обшивка вокруг него – абсолютно белая на зеленом фоне… Жалко самолет, наш “турбодизель” (VP-BTD) только-только вернулся с D-Check.

* * *

…Дали показания и через час улетели на другом самолете, доставили-таки пассажиров в Пермь. Потом пришлось разбираться с инспекцией, но, надо отдать должное, это было лучшее расследование в моей жизни… Проведенный сразу после возвращения из полета следственный эксперимент, о котором я написал выше, нас “оправдал”, и в итоге, больше никто не мурыжил, даже от полетов не отстраняли.

Напоминанием о той истории хранится благодарность от пассажиров, несколько забавную, если можно про подобные ситуации применить сие слово.

Если в полете в ваш самолет неожиданно постучали снаружи...

PS

Тогда я всего полгода летал капитаном. С тех пор прошло уже больше 10 лет, а я при каждом осмотре самолета пристально всматриваюсь в аварийные люки над крылом, даже на 737-800, где конструктивно повторение подобной ситуации невозможно.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля