Елизаветинское барокко: лучшие наряды и украшения британской королевы

В течение 63 лет правления Елизавета II наглядно демонстрировала миру, что королеве много не надо. Хотя в ее гардеробе за это время собралось 600 шляп и коллекция ювелирных украшений ценой в $11 млрд. Черт-побери разобрал монарший гардероб до ниточки.

Все — на заказ
Королевский гардероб разрабатывается за много месяцев вперед, когда составлено хотя бы примерное расписание королевских визитов и сроков, приемов, торжественных церемоний и других официальных торжеств. Даже если в процессе что-то отменяется, то лучше иметь несколько готовых выходов впрок. В «мирное время» этим занимается небольшая группа в 4-5 человек, но в преддверии особых торжеств, как, например, «Бриллиантовый юбилей королевы» эта группа может увеличиться вдвое из-за большого объема работы. Сегодня это довольно отлаженный механизм коммуникации королевы с портным (всегда приглашенным) через ее личного ассистента, на которого возлагаются некоторые функции арт-директора.

Сама королева тщательно отбирает эскизы и собственноручно делает пометки. Вещи шьются на специальном манекене, а с портным она видится лишь на финальной примерке.
Этот крошечный коллектив по совместительству является и хранителем королевского гардероба. Каждому новому платье присуждают имя, вносят в базу данных с датой его появления на публике. При этом составляется полное описание того, с чем его надевали, вплоть до ювелирных украшений. Это необходимо для того, чтобы избежать частого появления Елизаветы на публике в одном и том же (вопреки расхожему мнению, что королева не надевает одно платье дважды).

 

 

Платье или брюки
Между 1940-60-ми годами официальным портным Королевы-матери, а затем и Елизаветы II был не особо известный Европе, но ценимый светскими кругами Лондона Норман Хартман. В 1947 году он создал свадебное платье Елизаветы, а в 1953-м последовал заказ на коронационное платье. В начале 1960-х его сменил Харди Эймиз, при участии которого появился образ молодой и привлекательной королевы, но не бросающейся в крайности в своих вполне современных нарядах. Такой прием синхронизации официального королевского платья с повседневной модой, который можно уловить через силуэт, форму шляпы или рисунок на ткани, будет заметен до конца 1980-х, вплоть до отставки Эймиза.

 

Королевский гардероб условно можно разделить на три части: одежду для официальных встреч, своего рода, «деловой костюм королевы», туалеты для торжественных, случаев, когда протокол предполагает длинное платье и символы государственной власти, и неофициальная одежда, в которой королева может предстать вне государственных дел.
К числу последних относятся брюки, которые с молодых лет прочно вошли в гардероб Елизаветы как часть костюма для верховой езды. Сегодня она носит их исключительно редко: на отдыхе или в частной поездке.

 

Несмотря на преклонный возраст, она регулярно появляется на скачках в близлежащих графствах. Одетая в стеганую куртку и резиновые сапоги с платком на голове (даром, что половина из них – знаменитые «каре» Hermes) ей удается слиться с толпой и непринужденного поболтать о собаках и любимых лошадях. И англичане очень уважают ее момент privacy.

 

 

 

Главное — это цвет

 

В Англии Елизавету называют «королевой цвета» и «королевой радуги». Когда 20 лет назад она решила сменить собственный стиль официального гардероба и сделать ставку не на форму, а на цвет, это было неожиданно и смело. Но сейчас, спустя 20 лет, можно с уверенностью сказать, что идея объединить одним очень активным цветом костюм (или пальто), шарф, шляпу и даже зонт, сработала на все сто. Никаких бежевых, серых и «грязных» тонов. На первом месте — любимый голубой и классический английский цветочный принт.

 

 

 

Дело в шляпе

 

Шляпа для королевы до 18 часов вечера обязательна — будто по протоколу. В течение дня она — символ монархической власти. Ее цвета и декор может соответствовать событию, по случаю которого ее надели. Шляпки Елизаветы II интереснее увидеть в динамике: от крошечных «таблеток» 1950-х до порой несколько сумасшедших современных.

 

 

 

Еще немного аксессуаров
В гардеробе королевы два предмета неизменны вот уже очень много лет: обувь и сумка. Помимо резиновых сапог для загородных выездов, Ее величество на протяжении почти 20 лет появляется в одних и тех же туфлях, которые когда-то были заказаны мастерам Anello & Davide, вот уже без малого сотню лет специализирующимся на обуви для танцев. Все они изготовлены вручную, имеют удобную колодку и устойчивый широкий каблук не выше 5 см.

 

 

Скромный, но рациональный выбор из черных и коричневых на каждый день и атласных серебристых, а также золотых для вечерних выходов, по словам сапожных мастеров, обновляется не часто – один-два раза в год. Как истинная британка, Королева предпочитает ремонтировать то что еще можно. Цена подобной пары на заказ – около 1000 фунтов стерлингов. Говорят, перед тем, как самой выйти в новой паре, Елизавета просит одну из ассистенток разнашивать ее несколько дней.

 

 

Столь же постоянна Елизавета и в своих вкусах к сумкам. Чаще всего в ее руках чёрная лакированная с характерным золотым логотипом модель, изготовленный когда-то на заказ старинным английским домом Launers, специализирующемся на аксессуарах из кожи. Британию давно мучает вопрос, что королева носит в сумке? Нас же больше заинтересовал рассказ о том, что с ее помощью Елизавета подает придворным дамам знаки о своих намерениях. Сумка на столе – означает «конец беседы», а на локте левой руки – «все ОК».

 

 

Бриллианты любят все
Нет никакой возможности пройти мимо королевской коллекции украшений, находящейся в распоряжении Елизаветы. Лично ей принадлежит лишь малая часть предметов, большинство являются неотъемлемой частью государственной казны.
На любом торжественном приеме королева всегда появляется с тиарой на голове. Выбор украшений определяется не только вкусом, но и случаем, по которому проходит мероприятие и составом гостей.

Парюра (ожерелье, тиара, серьги, брошь, браслет) из аквамарина и бриллиантов. Дар бразильского правительства 1951 и 1958 годов. Тиару заказали в 1957 году ювелирам Garrard, а камни для нее уже приобретала Елизавета.

 


Тиара, изначально принадлежавшая Великой княжне Марии Павловне, была куплена у ее наследников бабушкой Елизавета королевой Марией. Позже ювелиры cделали возможным менять жемчуг на изумруды в зависимости от гаммы туалета.

 


Тиара под названием названием Kokoshnik была подарена в 1888 году на годовщину свадьбы Эдуарда VII  и королевы Анны.

 


На эту тиару, созданную Garrard в 1973 году, пошли рубины, подаренные королеве народом Бирмы, и бриллианты из королевских запасов.

 


Любимая диадема королевы (из-за фантастической легкости) с забавным названием «Девушки Великобритании и Ирландии» была подарена бабушкой Елизаветы в день свадьбы внучки.

 

 

Тиара Георга IV заменяет собой большую королевскую корону. Ее надевают в исключительных случаях, чаще всего на ежегодное открытие парламентской сессии в конце весны.

 


Пожалуй, единственный камень, который Елизавета не смогла оценить по достоинству – это аметист. Ей по наследству досталось две парюры из этого камня. Одну она надела раз или два из уважения к предкам, а вторая была выставлена на аукцион, но ее следы затерялись. Каков же был сюрприз, когда несколько лет назад в Лондоне Анна Винтур появилась в колье, когда-то не полюбившемся королеве.

 

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля