черт побери
чертовски развлекательный сайт

ЕДУТ, ЕДУТ ПО БЕРЛИНУ НАШИ… МОРЯКИ

 

На первый взгляд кажется странной мысль о том, что флот мог участвовать в Берлинской операции. Между тем корабли Днепровской флотилии, действовавшей на реке Одер, принимали в ней весьма активное участие. Они шли с Вислы, через множество каналов и судоходных рек. Маршал Георгий Жуков приказал начальнику инженерных войск обеспечить к началу ледохода на Висле возможность прохода флотилии по всему водному пути до Одера.

В наступлении, начавшемся 16 апреля, кораблям Днепровской флотилии довелось участвовать в артподготовке, прикрывать переправы от ударов с воздуха и высаживать десантников на другой берег Одера. Потом днепровцы надеялись довести свои корабли до текущей через Берлин реки Шпрее.

ЕДУТ, ЕДУТ ПО БЕРЛИНУ НАШИ… МОРЯКИ

Канал Одер – Шпрее, начинающийся у города Фюрстенберга, казался верным путем к Берлину.
Виссарион Григорьев, командовавший флотилией, вспоминал:
«В штабе флотилии не раз спорили о том, какая бригада имеет больше шансов дойти до Шпрее или выйти на эту реку первой. Но нельзя было полагаться даже на самые свежие сведения о состоянии каналов: положение могло измениться не только за день, но и за час. Отнюдь не исключалось, что противник произведет на обоих каналах такие разрушения, которые сделают их непроходимыми надолго».

На пути в Берлин морякам довелось взять целый город.
Днепровцам лишь один раз пришлось самостоятельно, ударом с реки, брать укрепленный населенный пункт – село Дорошевичи на Припяти. Теперь же шла речь о городе, хоть и небольшом. Командарм Цветаев приказал овладеть Фюрстенбергом 24 апреля. Бои за Фюрстенберг 3-я бригада фактически вела уже накануне. Решающий же этап боя оказался быстротечным… дивизион бронекатеров старшего лейтенанта С. Р. Городницкого с десантом (и разведкой на полуглиссерах) двинулся от устья Нейсе на прорыв вдоль удерживаемого врагом берега.
Наибольшее сопротивление встретила рота старшего лейтенанта А. Минина – та, которой сначала командовал капитан Старостин, павший в одном из последних боев на Буго-Нареве. Она наступала с южной стороны, где упорно оборонялись эсэсовцы, и морские пехотинцы прокладывали себе путь рукопашным боем. Корабли же чуть не застряли между обломками взорванного моста, где севший на камни бронекатер загородил проход для остальных. Но матросы, как не раз бывало в подобных случаях, спрыгнули за борт и под сильным обстрелом с берега на руках продвинули катер вперед.

Моряки до последнего момента рассчитывали успеть на штурм самого Берлина. Экипажи кораблей трудились вместе с саперами, расчищая каналы от рухнувших мостов и искусственных препятствий. Но… 2 мая берлинский гарнизон капитулировал.
Однако одному подразделению флотилии – отряду полуглиссеров (самые малые корабли советского флота – известные в мирное время как служебно-разъездные катера НКЛ-27) лейтенанта Калинина довелось сражаться в самом Берлине…
Виссарион Григорьев вспоминал, как командующий 5-й ударной армией генерал Николай Берзарин обратился к нему:
«Берега Шпрее в черте города одеты в бетон, высота стенок до пяти метров, мостов мало. Понтонными средствами тут обойтись трудно, нужны более активные способы форсирования. Чем можете помочь!».

Григорьев предложил использовать полуглиссеры (экипажи полуглиссеров состояли всего из двух человек – моториста-пулеметчика и командира). Узнав, что вес каждого 1,2 т, а габариты 1,7×7 м, Берзарин распорядился выделить машины для переброски одиннадцати катеров в район сосредоточения 9-го стрелкового корпуса генерала Ивана Рослого.
Вечером 22 апреля Рослый поставил лейтенанту Калинину боевую задачу: ночью приступить к переброске десанта на полуглиссерах на западный берег Шпрее. Первым отвалил, приняв на борт 15 разведчиков – абсолютный предел загрузки, – полуглиссер № 111 старшины Михаила Сотникова, на котором пошел и лейтенант Калинин. Вслед за ним стали отходить другие. Полуглиссер Сотникова переправил первых десантников в 01.45 23 апреля. Отряд Калинина редел под немецким огнем. Катеров, не задетых осколками и пулями, уже не было. Один полуглиссер немцы подбили из фаустпатрона. Но поврежденные корабли не выходили из строя, если могли держаться на плаву и двигаться. А раненые моряки, перевязавшись, шли в следующий рейс…

В мае 1945 маршал Жуков проводил разбор Берлинской операции. Когда получил слово командир 9-го Краснознаменного Бранденбургского стрелкового корпуса генерал-лейтенант И. П. Рослый, он встал и сказал: «Разрешите мне, товарищ маршал, прежде чем начать свое выступление, поблагодарить наших славных моряков, без героической помощи которых вверенный мне корпус не смог бы выполнить поставленную задачу».
Генерал повернулся в сторону командиров Днепровской военной флотилии и поклонился им поясным поклоном.
Старшинам и краснофлотцам Николаю Баранову, Георгию Дудникову, Григорию Казакову, Александру Пашкову, Александру Самофалову, Михаилу Сотникову, Николаю Филиппову, Владимиру Черинову и лейтенанту Михаилу Калинину Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза.
Надеть свою Золотую Звезду довелось лишь лейтенанту Калинину и старшине Казакову. Семеро из этих моряков стали Героями Советского Союза посмертно…
Максим Кустов

Автор публикации

Комментарии: 3Публикации: 18583Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях