черт побери
чертовски развлекательный сайт

Дутые победы Люфтваффе

Когда боевой счет асов люфтваффе приближался к красивым «круглым» цифрам, немецкие лётчики вдруг начинали заявлять воздушные победы, за которыми в реальности ничего не стояло. О том, как проявлял себя этот недуг, прозванный «шейной чесоткой» – на примере воздушных боев при освобождении Крыма осенью 1943 – весной 1944 гг.

Дутые победы Люфтваффе

Повышенное внимание со стороны органов пропаганды, и, как следствие, всего общества к успехам летчиков-истребителей в годы Второй мировой войны привело к появлению в Германии культа воздушных асов. Широкое освещение их достижений в прессе и киножурналах, придание им вида соревнования, а также установление четких критериев по количеству воздушных побед, необходимых для награждения высшими наградами, привели к тому, что асов люфтваффе при приближении к заветным цифрам буквально выкашивала беспощадная болезнь. На фронтовом жаргоне это называлось Halsschmerzen, что на русский язык можно перевести как «болезнь горла», «шейная чесотка» или «ангина» – словом, то, что приносит дискомфорт в области шеи, на которую в скором времени должны водрузить высшую награду Третьего рейха, Рыцарский крест. Кроме наград, сам по себе красиво «округленный» счет воздушных побед способствовал повышению статуса летчика.

Нередко асы становились заложниками своих успехов – механики и штабисты могли заранее в ожидании очередного «абшусс’юбилеума» (Abschussjubiläum – что можно перевести как «юбилейная победа») заготовить дубовые венки, плакаты с поздравлениями и шампанское, тем самым поторапливая летчика «привезти» из очередного вылета столь долгожданный повод для праздника. По этой причине стремление к заветной цифре в 50, 100 или 200 побед могло приобретать самые причудливые формы, и многие «эксперты», одержимые жаждой победы, начинали не только с удвоенными силами рваться в бой, но и записывать на свой счет поверженных врагов, которые об этом даже не подозревали.Попробуем на примере боевых действий на самом южном участке советского-германского фронта проиллюстрировать реальное содержание успехов немецких асов, заявивших свои «абшусс’юбилеум» в небе Крыма 1943–1944 годов. Перед тем, как перейти непосредственно к описанию воздушных боев, необходимо сделать одно важное замечание — чтобы не утомлять читателя самостоятельными подсчетами, немецкое время везде в тексте приведено к московскому.

Восточный Крым

С ноября 1943-го по апрель 1944 года основные события в воздухе над Крымом происходили в небе Керченского полуострова, от Феодосии и Ак-Монайского перешейка на западе до Керченского пролива и берегов Тамани на востоке. При этом большинство воздушных боев происходило над восточной оконечностью полуострова и непосредственно над Керчью.Противниками немецких истребителей были летчики 4-й Воздушной Армии генерал-полковника авиации К.А. Вершинина и большая часть ВВС Черноморского Флота, которыми командовал генерал-лейтенант авиации В.В. Ермаченков. В состав 4-й ВА входили 230-я и 214-я ШАД, 229-я и 329-я ИАД, 132-я БАД, а также отдельные разведывательные и корректировочные полки и эскадрильи. У моряков в разное время и разными силами принимали участие в боях на данном участке фронта 11-я ШАД, 1-я МТАД, 4-я ИАД, 30-й ОРАП и отдельные эскадрильи.

С немецкой стороны основным истребительным соединением на востоке Крыма была авиагруппа II./JG 52 гауптмана Герхарда Баркхорна (Hptm. Gerhard Barkhorn) в составе эскадрилий 4./JG 52, 5./JG 52 и 6./JG 52. Лишь в первой половине ноября 1943 года и несколько дней третьей декады января 1944 года ей оказывала помощь группа I./JG 52 (эскадрильи 1./JG 52, 2./JG 52 и 3./JG 52). Также периодически действовала здесь хорватская эскадрилья 15.(kroat.)/JG 52, но после окончания Керченско-Эльтигенской десантной операции, с декабря 1943 года, основным районом действия хорватов стала северная часть Крымского полуострова. Поэтому своих «юбилейных» побед в небе восточного Крыма удалось добиться только подопечным гауптмана Баркхорна.Кроме того, в активных воздушных боях принимали участие летчики штурмовой авиагруппы II./SG 2 на «Фокке-Вульфах» Fw 190A/F/G. Увы, об их успехах над Крымом подробных данных почти не сохранились – известны лишь некоторые победы, а также то, что всего весной 1944 года летчики группы претендовали на 247 сбитых советских самолетов. Эта сильно завышенная цифра, хотя и говорит об агрессивных действиях немецких штурмовиков, пока не позволяет углубиться в изучение конкретных эпизодов.

«Юбилеи» уходящего 1943 года

Спустя месяц после начала боев за Крым, 30 ноября 1943 года, своего первого «юбилейного» успеха в керченском небе добился гауптман Герхард Баркхорн. По немецким данным, в бою над западной окраиной поселка Колонка в 11:50 после его точных очередей на землю упал истребитель Як-1. При этом свидетелей успешной атаки аса не было, но победа была засчитана.

Баркхорн стал пятым летчиком люфтваффе, которому удалось преодолеть планку в 200 побед. По возвращении на свой аэродром его ждала торжественная встреча, а 2 декабря в ежедневной сводке Верховного командования Вермахта сообщалось:«Над Восточным фронтом в ноябре месяце было сбито 865 советских самолетов, в том числе 54 – армейскими частями. Командир группы одной из истребительных эскадр гауптман Баркхорн одержал свою 200-ю победу».По советским данным, немецкий ас вел бой с летчиками 249-го ИАП. Прикрывая свои войска в районе Керченского полуострова, в период 11:35–12:15 10 истребителей ЛаГГ-3 полка провели воздушный бой с восьмеркой Bf 109. В результате боя старший лейтенант Г.Г. Гришаев и младший лейтенант С.И. Харламов подбили по одному «Мессершмитту». Немецкие летчики ответили тем же: повреждения получили «ЛаГГи» майора Ф.Н. Кулякина, лейтенанта П.М. Батырева и младшего лейтенанта С.И. Харламова. Все три истребителя были вскоре отремонтированы силами техсостава полка и вошли в строй, поэтому заявку Баркхорна на победу можно считать сильно завышенной.

Спустя неделю, 7 декабря, первого «юбилея» добился фельдфебель Хайнц Заксенберг (Fw. Heinz Sachsenberg) из 6./JG 52. В бою в районе Таманского полуострова в 16:50 и 16:55 он заявил две «Аэрокобры», якобы упавшие в воду южнее косы Тузла и северо-западнее Тамани соответственно. Это были 49-я и 50-я победы немецкого аса, которые были засвидетельствованы другими летчиками.

Со стопроцентной уверенностью можно сказать, что немцы вели бой с «Аэрокобрами» 66-го ИАП 329-й ИАД. Четверка капитана Н.Г. Сидорова в период 16:05–17:00 прикрывала плавсредства в районе Эльтиген – коса Тузла – Кротков – Тамань. В 16:30–16:40 летчики провели бой с шестеркой Bf 109 и без ущерба для себя заявили два «Мессершмитта» сбитыми (капитан Н.Г. Сидоров, младший лейтенант В.С. Иванов) и еще один подбитым (младший лейтенант Н.В. Радченко). Однако, если судить по немецким документам, в действительности бой закончился «нулевой ничьей».

250-я победа гауптмана Баркхорна

В новом 1944 году главный повод для праздника всей группе II./JG 52 вновь преподнес ее командир гауптман Баркхорн. 13 февраля в бою с советскими истребителями в районе Аджим-Ушкай он в 14:46 заявил сбитым Як-1, ставший 250-й личной победой аса. Её по всем правилам подтвердил ведомый Баркхорна унтер-офицер Хайнц Эвальд (Uffz. Heinz Ewald). После Вальтера Новотны (Hptm. Walter Nowotny) из I./JG 54 и Гюнтера Ралля (Maj. Günther Rall) из III./JG 52, добившихся успеха 14 октября и 28 ноября 1943 года соответственно, Баркхорн стал третьим летчиком в истории воздушных войн, кому покорилась эта магическая цифра. Примечательно, что в этом же бою свою 25-ю победу заявил будущий кавалер Рыцарского Креста лейтенант Вальтер Вольфрум (Ltn. Walter Wolfrum).

По возвращении на аэродром Баркхорна ждала пышная церемония: перед командным пунктом группы в честь этого события даже собрали оркестр. В течение дня «юбиляру» стали поступать поздравительные телеграммы от друзей из других эскадр и командования. В телеграмме командующего люфтваффе Германа Геринга говорилось:«Дорогой Баркхорн, сообщение о Вашей 250-й победе наполняет меня восхищением и гордостью за Ваши грандиозные успехи в боях на Восточном фронте. По такому редкому случаю в истории войны в воздухе выражаю Вам, образцовому, отважному и с радостью выполняющему боевые задания летчику-истребителю, мою искреннюю благодарность. Такой боец и командир, как Вы, служит на наивысшую честь не только моих люфтваффе, но и всего немецкого народа. Желаю Вам всего самого лучшего в Ваших дальнейших боях».Отдали должное результативности аса и в ежедневной сводке верховного командования вермахта от 14 февраля 1944 года, а 2 марта Герхард Баркхорн был награжден Мечами к Рыцарскому кресту.Что говорят по поводу этого эпизода советские документы? В этот день бои в районе Керченского полуострова вели только летчики-истребители 4-й Воздушной Армии. Прежде всего, в указанное время по одной воздушной схватке довелось выдержать летчикам 42-го Гв.ИАП и 249-го ИАП 229-й ИАД.

Тройка Як-1 (четвертый летчик вернулся на аэродром по причине плохого самочувствия), ведомая Героем Советского Союза Гвардии старшим лейтенантом Ф.З. Калугиным, в период 14:23–15:08 прикрывала плавсредства в Керченском проливе. Западнее Керчи летчики заметили четверку «Фокке-Вульфов» Fw 190, которые после атаки гвардейцев ушли пикированием на запад. После этого «Яки» юго-западнее Керчи на высоте 4000 метров провели еще один безрезультатный воздушный бой с двумя Bf 109 и двумя Fw 190.Летчики патрулирующей в 14:15–15:05 четверки «Аэрокобр» лейтенанта А.С. Глобы из 66-го ИАП были наведены на группу «Мессершмиттов», ведущих бой с Як-1. При приближении нового противника немцы предпочли уйти восвояси.

Летчики 3-й эскадрильи 66-го ИАП лейтенант Алексей Глоба и его ведомый младший лейтенант Николай Устюжанинов на фоне «Аэрокобры», Тамань, зима 1943–1944 гг.Примерно в это же время, в 14:25–15:03, задание по вызову радиостанции наведения выполняла тройка ЛаГГ-3 249-го ИАП, ведомая лейтенантом Н.А. Кистаевым. Над Керченским проливом летчики встретили шестерку Fw 190. После первой лобовой атаки три вражеских истребителя ушли на запад, а второе звено приняло бой. Отбивая атаку «Мессершмитта» на младшего лейтенанта И.В. Стрельцова, ведущий советской группы короткой очередью подбил один «Фокке-Вульф», который с дымящим мотором ушел на свою территорию. Еще один Fw 190 пытался атаковать младшего лейтенанта В.В. Сладкевича, но был контратакован Стрельцовым, подбит и тоже ушел в сторону аэродрома Багерово. За ним последовал и оставшийся «Фоккер».

В итоге без ущерба для себя советские летчики подбили два Fw 190. Возможно, конечно, что они неверно идентифицировали немецкие самолеты и вели бой с группой Баркхорна, но предпочтительнее выглядит версия, что с парами Баркхорна и Вольфрума сражались гвардейцы 42-го Гв.ИАП, а группа Кистаева схватилась с летчиками II./SG 2.Это было еще не всё. В 14:23–14:35 в двух последовательных стычках сначала с группой пикировщиков Ju 87 в районе Булганак – Мама Русская, а потом с четверкой Fw 190 над Керчью участвовала четверка «Аэрокобр» 101-го Гв.ИАП. Ее ведущий Гвардии младший лейтенант С.С. Иванов заявил сбитым один «Юнкерс», а подбитый им «Фокке-Вульф», по докладу летчика, с дымом ушел на запад. Похоже, спутав «Аэрокобру» с «Яком», именно в этом бою в 14:25 в районе Керчь – Аджим-Ушкай победу над Як-9 заявил будущий лучший воздушный ас штурмовой авиации лейтенант Аугуст Ламберт (Ltn. August Lambert) из 6./SG 2. Высота боя (2000 метров) также совпадает в советских и немецких источниках.

Наконец, по вызову наземного пункта наведения для прикрытия своих войск в районе Керчи в воздух была поднята четверка ЛаГГ-3 из 979-го ИАП 230-й ШАД, которую вел младший лейтенант И.Ф. Рубцов (будущий Герой Российской Федерации). В районе прикрытия звено было внезапно атаковано парой немецких истребителей, подбивших самолет младшего лейтенанта В.У. Крышнева. Летчик благополучно посадил самолет на колеса на площадке Опасная на плацдарме, а остальные три «ЛаГГа» вернулись на свой аэродром. Вскоре поврежденный самолет был восстановлен и вернулся в строй.Детали этого вылета в документах различного уровня несколько расходятся, но в любом случае они подтверждают лишь то, что 250-я победа аса №2 в истории авиации Герхарда Баркхорна являлась плодом его воображения. Так, в журнале боевых действий 230-й ШАД время взлета четверки Рубцова указано как 14:48 – то есть, уже позже заявки Баркхорна. Пара «Мессершмиттов», упомянутая в этом документе – очевидно, лейтенант Вольфрум с ведомым, который в 15:03 заявил свою вторую победу над Як-1 в этом вылете. В журнале учета боевой работы 979-го ИАП значится время взлета 14:59, а в качестве противника указана пара «Фокке-Вульфов». В этом случае, атака по «ЛаГГу» Крышнева могла быть проведена летчиками II./SG 2.

По примеру командира

17 марта 1944 года своей 50-й победой отметился один из наиболее результативных в этот период летчиков II группы лейтенант Петер Дюттманн (Ltn. Peter Düttmann) из 5./JG 52. В этот день штурмовики 11-й ШАД ВВС Черноморского Флота наносили удар по немецким торпедным катерам в порту Феодосии. На выполнение задания в 11:20 вылетело 27 Ил-2 из 8-го Гв.ШАП и 47-го ШАП с мощным эскортом из более чем 60 истребителей. В непосредственном прикрытии шли 26 ЛаГГ-3 из 25-го ИАП и 13 Як-9 из 6-го Гв.ИАП, ударной группой были 12 ЛаГГ-3 из 9-го ИАП, а еще 10 ЛаГГ-3 из 3-го ИАП были выделены для подавления зенитной артиллерии немцев.Часть немецких истребителей из II./JG 52 в этот день действовала в районе советских переправ на Сиваше в северной части Крыма, поэтому противодействие в небе Феодосии оказало, по докладу советских летчиков, не более 10 «Мессершмиттов», с которыми «ЛаГГи» и «Яки» успешно провели бой, заявив две победы. В свою очередь, немецкие истребители не поскупились и посчитали сбитыми четыре Ил-2 и шесть истребителей, среди которых была и невесть откуда взявшаяся «Аэрокобра».

При этом три ЛаГГ-3 и один Ил-2 (немецкий историк Бернд Барбас ошибочно указывает на четыре «ЛаГГа») были записаны на счет лейтенанта Дюттманна – это были его победы №№49–52, на которые асу понадобилось всего шесть минут. Согласно «Книжке достижений» Дюттманна, свою 50-ю победу он увидел так: атакованный им в 11:20 ЛаГГ-3 получил попадания в радиатор и кабину, после чего за ним появился шлейф черного дыма, и он отвесно рухнул в воду в 13 километрах восточнее Феодосии. Эта убедительная победа Дюттманна, как и, по всей видимости, остальные в этом бою, состоялась лишь в воображении немецкого летчика.Единственной безвозвратной потерей моряков в этом налете стал один Ил-2 из 47-го ШАП. В оперативной сводке ВВС ЧФ отмечено предположение, что он был подбит зенитками, после чего совершил вынужденную посадку на воду в 50–100 метрах от мыса Чауда. К сожалению, экипаж младшего лейтенанта С.А. Бёма и младшего сержанта Н.А. Алешковского утонул вместе с самолетом. Даже если эта потеря была вызвана атакой истребителя, то ближе к ней находится заявка фельдфебеля Андреаса Штерля (Fw. Andreas Sterl), который мог проследить за судьбой подбитого штурмовика – указанный в его заявке квадрат примерно соответствует месту приводнения штурмовика Бёма. Еще один Ил-2 был подбит зенитками и совершил вынужденную посадку на аэродроме Бугаз. Через две недели он вернулся в строй.

Север Крыма и Севастополь

С середины марта 1944 года боевые действия сместились в северную часть полуострова, а затем в район Севастополя, где основным противником немецких летчиков была 8-я Воздушная Армия – прежде всего, части 7-го ШАК, 3-го ИАК, 1-й Гв.ШАД, 6-й Гв.БАД и 6-й Гв.ИАД, а также вошедшая в состав армии уже к финальным боям 230-я ШАД. По-прежнему активно действовали и части ВВС ЧФ.С 11 апреля и до самого конца боевых действий в мае 1944 года помощь II группе JG 52 оказывали летчики перебазировавшейся на аэродром Херсонес III группы. Ее возглавлял майор Гюнтер Ралль, но уже 19 апреля его сменил гауптман Вильгельм Батц (Hptm. Wilhelm Batz). В последний месяц боев на Крымском полуострове летчики двух групп эскадры JG 52 также отметились несколькими юбилейными победами.

8 апреля 1944 года, в день начала наступления войск 4-го Украинского фронта, командир 4./JG 52 обер-лейтенант Генрих Штурм (Oblt. Heinrich Sturm) в вечернем бою в период 18:31–18:47 в районе ныне исчезнувшего поселка Асс-Найман, он же Днестровка, заявил сбитыми три советских истребителя – два Як-1 и один Р-39. Для Штурма это были победы №№99–101. На уничтожение еще одного «Яка» в том же бою претендовал унтер-офицер Харальд Вагнер (Uffz. Harald Wagner).Всего в этот день истребители II./JG 52 в боях в северной части Крыма заявили сбитыми 12 советских истребителей, в то время как 8-я ВА потеряла лишь один Як-1 из 73-го Гв.ИАП. В воздушном бою в районе полуострова Тюй-Тюбе в период 17:00–17:50 был подбит истребитель Гвардии младшего лейтенанта А.И. Кузнецова, и летчик совершил вынужденную посадку. Эту победу можно отнести на счет вышеупомянутого лейтенанта Петера Дюттманна, который заявил Як-1 в 17:29 в районе восточнее Ан-Найман, или летчика 6./SG 2 обер-фельдфебеля Хельмута Мишке (Ofw. Helmut Mischke), претендовавшего на уничтожение двух Як-9 в районе Перекопа в период 17:25–17:30. «Юбилей» же Штурма оказался результатом большого желания достичь магического трехзначного числа – всего в этот день он заявил восемь побед.

Последней «круглой» победы в небе Крыма летчики II./JG 52 добились 22 апреля. В утреннем бою западнее Севастополя между 09:35 и 09:43 фельдфебель Герхард Хоффманн (Fw. Gerhard Hoffmann) из 4./JG 52 записал на свой счет три сбитых Ил-2, а еще один штурмовик стал жертвой унтер-офицера Райхштайна (Uffz. Wolfgang Reichstein). Для Хоффманна это были победы №№99–101.В этот день активно действовали штурмовики 8-й ВА – так, 1-я Гв.ШАД потеряла от зенитного огня один Ил-2, еще два требовали ремонта. В 289-й ШАД безвозвратных потерь не было, но повреждения получили целых 11 «Илов». В любом случае, это произошло вечером, в 18:15–18:30, и к заявкам летчиков 4./JG 52 отношения не имело. Немцы же имели дело с летчиками 11-й ШАД ВВС ЧФ, которые в 09:30–09:50 двумя группами (13 Ил-2 из 47-го ШАП и 18 Ил-2 из 8-го Гв.ШАП) под прикрытием 15 «Яков» 6-го Гв.ИАП наносили удар по конвою западнее Севастополя. Помимо зенитного огня с кораблей, штурмовики подверглись атаке четырех Fw 190 и двух Bf 109.

По советским данным, штурман эскадрильи лейтенант Ф.П. Удовиченко из 47-го ШАП сбил «Фокке-Вульф», а его однополчанин воздушный стрелок младший сержант Л.Н. Петер – «Мессершмитт». Огнем зениток был подбит штурмовик младшего лейтенанта Н.Ф. Спорыхина и младшего сержанта И.К. Чемисова. Ил-2 приводнился северо-западнее конвоя, экипаж перебрался в надувную спасательную шлюпку, и с тех пор о летчиках ничего не известно. Два «Ила» из 8-го Гв.ШАП, пилотируемые Гвардии младшими лейтенантами А.П. Штоколовым и М.Н. Казаковым, получили повреждения от огня истребителей и зениток. Летчики дотянули до своего аэродрома и совершили вынужденные посадки на фюзеляж. Экипажи не пострадали, но машины нуждались в ремонте в стационарных авиамастерских. Судя по советским данным, в бою участвовали и Fw 190 из II./SG 2, которые также могли заявить победы, но даже если повреждение одного из «Илов» стало результатом атаки именно Хоффманна, то своей 100-й победы он в любом случае в этом бою не добился.

Завершая рассказ о «юбилейных» победах немецких летчиков в небе Крыма, стоит упомянуть еще об одной «круглой» цифре успехов группы III./JG 52. 6 мая 1944 года своей 100-й победы добился ветеран эскадрильи 8./JG 52 фельдфебель Карл Гратц (Fw. Karl Gratz). В 14:02 в воздушном бою в районе Бельбека его жертвой стал советский истребитель, идентифицированный как «ЛаГГ». Если ВВС ЧФ потерь среди истребителей не имели, то 8-я ВА за день лишилась семи машин: пяти Як-1, одного Як-9 и одного ЛаГГ-3. Еще один «ЛаГГ» получил повреждения, но благополучно совершил посадку. Все эти потери были понесены либо в первой половине дня, с 08:00 до 13:13, либо в период 15:15–16:20, что откровенно не совпадает со временем заявки Гратца.К сожалению, автор не располагает подробными документами частей 8-й ВА и ВВС ЧФ за этот период, поэтому пока невозможно сказать, с кем вел бой Гратц. В данном случае это не играет большой роли: главным остается факт достижения магической цифры побед без реальных на то оснований. Любопытно, что это был последний успех летчика в небе Крыма – видимо, в ходе боев в небе полуострова летчик задался целью любой ценой добиться здесь заветной 100-й победы.

Итоги

Подводя итоги, стоит справедливости ради добавить, что приведенные примеры иллюстрируют далеко не все «абшусс’юбилеумы», заявленные немецкими летчиками в Крыму. Некоторые их успехи находят реальное подтверждение в советских документах, другие же невозможно гарантированно подтвердить или опровергнуть. Чтобы у читателя не сложилось ложного представления о реальной результативности упомянутых немецких летчиков-истребителей, можно добавить, что многие успехи некоторых асов II./JG 52 (Баркхорна, Заксенберга, Хоффманна) действительно имели место. Упомянутый летчик III./JG 52 Карл Гратц также часто добивался реальных успехов, в том числе в боях за Крым – к примеру, чего стоит его успешная атака по «Аэрокобре» дважды Героя Советского Союза Гвардии майора А.В. Алелюхина из 9-го Гв.ИАП, после чего советскому асу пришлось покинуть самолет с парашютом.

Последним пристанищем немецких истребителей на крымской земле стал аэродром Херсонес. Все «Фокке-Вульфы» SG 2 и «Мессершмитты» JG 52, не способные долететь до румынских аэродромов, в виде обломков достались Красной Армии.

Реальная результативность всех указанных немецких летчиков — тема для отдельных исследований. Тем не менее, на основании описанных случаев можно сделать вывод, что желание отпраздновать красивый «абшусс’юбилеум» или важную для получения высокой награды победу порой приводило к тяжелым приступам «боли в горле» и толкало немецких асов, даже не склонных в обычных условиях к вранью, на явный подлог.

Автор публикации

не в сети 1 день

Karina

Комментарии: 0Публикации: 2146Регистрация: 17-10-2016
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях