Что общего у минно-взрывного дела и японского фольклора?

Занятия по минно-взрывному делу у нас вела «приглашенная звезда» — полковник Вино…дов, которого мы называли «Бонд», за его манеру представляться: «Вино…дов. Полковник Вино…дов». Вообще-то, он преподавал в военном училище, но училище «арендовало» у нашей части полигон, а часть «арендовала» у них преподавателя…

Что общего у минно-взрывного дела и японского фольклора?

Не знаю, кто придумал эту хитрую схему, комбат или училищное руководство, но факт — преподавали у нас этот предмет на уровне высших учебных заведений Минобороны, или даже лучше, потому что Бонд любил говорить: «Я вам даю более углубленную программу, чем курсантам, потому что они будут офицерами, и руководить издалека, а вам во все это руками лезть.»

Первое занятие проходило в учебном классе. Бонд, представившись в своем фирменном стиле, поставил дипломат на стол и, потерев руки начал: — В японском фольклоре есть весьма интересные и самобытные монстры. Например Сагари — лошадиная голова свисающая с ветки дерева в лесу. Или Сиримэ — призрак с глазом в жопе. Хитоцумэ-кодзо выглядит как лысый и одноглазый мальчик, а Хоонадэ — призрачные руки летающие отдельно от хозяина.

Точно утверждать не буду, но есть подозрение, что причиной появления столь странных существ стало то, что японцы достаточно рано переняли у китайцев порох. Итак, тема нашего первого занятия: «Техника безопасности при обращении с взрывчатыми веществами.»

 

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля