черт побери
чертовски развлекательный сайт

Были люди в своё время !

Всем тем, кого тошнит от официозной приторности творящейся сегодня истерии, предлагаем прочесть этот замечательный опус об одном из выдающихся но малоизвестных покорителей Кавказа – бароне Григорие Христофоровиче фон Зассе. Помните Русскую историю, гордитесь её настоящими героями!

Суровый Кавказ в XIX веке штурмовали железные люди. Одним из них был курляндский немец по происхождению и преданный имперской идеологии русский генерал барон Григорий Христофорович фон Засс (1797-1883). Он служил на Кавказе 20 лет, и уже одно это ставит его в знаменитый ряд так называемых «ермоловцев», испытавших на себе вызванную самыми разными силами и причинами Кавказскую войну в ее первом периоде проявления. Сам генерал никогда не скрывал полного принятия военно-наступательных, предельно жестких методов, применявшихся А.П.Ермоловым для усмирения непокорных кавказцев.

Были люди в своё время !

Григорий Христофорович Засс родился 29 апреля 1797 года. Он происходил из древнего вестфальского баронского рода, некоторые представители которого в XV веке переселились в Прибалтику. Как и многие его предки, Григорий Засс избрал военную карьеру и в возрасте 16 лет поступил на службу юнкером в Гродненский гусарский полк, с которым участвовал в заграничном походе русской армии 1813-1814 годов. За мужество, проявленное в сражениях под Дрезденом, Кульмом и Лейпцигом, был награжден знаками отличия Военного ордена и произведен в корнеты.

По окончании войны с Францией Засса зачисляют в стяжавший себе громкую славу и считавшийся привилегированным Псковский кирасирский полк. Мирная жизнь (полк квартировал на Украине) не устраивала жаждущего подвигов молодого офицера, и он стал искать иного, менее спокойного места службы. Впрочем, поиски не были продолжительными. В 1820 году Засс был переведен в Нижегородский драгунский полк, располагавшийся в Кахетии. Здесь молодой офицер впервые столкнулся с особенностями ведения боевых действий на Кавказе. Правда, после похода в начале 1822 года в Джарскую область полк временно не принимал участия в крупных военных действиях. На Лезгинской линии дело ограничивалось лишь схватками с небольшими отрядами (или, как тогда говорили, партиями) лезгин, устраивавших набеги на русские посты. Поэтому в 1826 году Засс покидает кавалерию и переходит сначала в 43-й егерский, а затем в Навагинский пехотный полк.

На сей раз, мечтам рвущегося в бой офицера суждено было сбыться. Он участвовал в русско-турецкой войне 1828-1829 годов, был награжден орденом св. Владимира 4-й степени с бантом и чином подполковника. А через год его назначили командиром Моздокского казачьего полка. С этого времени, говоря словами одного из его биографов, начинается настоящая боевая деятельность Засса на Кавказе, снискавшая ему славу в рядах русской армии и грозную репутацию среди горцев. В 1833 году, будучи в чине полковника, Г.Х.Засс командовал Моздокским полком на Терской Линии, где проявил во время походов в Чечню и Дагестан свои незаурядные свойства: колоссальную личную храбрость, решительность и неустрашимость характера. Ориентируясь именно на них, генерал-лейтенант Вельяминов, бывший в то время командующий войсками и Черноморской Линией, назначил инициативного и деятельного офицера Г.Х.Засса начальником Баталпашинского кордонного участка, по праву считавшегося самой опасной частью всей системы обороны России в Пятигорье и на Кубани. Притом Вельяминов предоставил новому начальнику исключительное право – для обеспечения пограничной Линии от набегов горцев и иных враждебных вылазок – действовать по личному усмотрению, без особого предварительного разрешения начальника Кубанской Линии. Это доверие свидетельствовало о многом! Оно должно оцениваться в контексте известных для начала 1830-х гг. предписаний Николая I об «усмирении навсегда горских народов или истреблении непокорных», конкретных планов в этом направлении фельдмаршала Паскевича и реализации их генералом Вельяминовым.

В результате целого ряда организованных, административных и военных мер Г.Х.Засс добился решительных успехов в наведении относительного спокойствия на вверенном ему участке Линии. Прежде всего, он за короткое время отучил горцев от вторжений через Линии незначительными партиями, а большие их отряды собирались редко. О них Засс всегда заблаговременно узнавал от лазутчиков, и тогда, предупреждая нападение противника, сам пересекал границу и нападал на него, нанося поражение, если только тот заранее не отступал. Жители станиц, огражденные от внезапных вторжений, начали без страха заниматься полевыми работами, ездить по Линии во всякое время дня и ночи.

Прекрасно понимая, что для успешной борьбы следует перехватить инициативу, Засс в первые же дни своего пребывания на Кубанской линии приступил к организации разведки. Он тратил средства (и часто из собственного жалованья) на оплату разного рода осведомителей и лазутчиков, собирая буквально по крупицам информацию о намерениях и планах противника. Кроме того, он приказал перекопать некоторые лесные топы, ведущие к берегу Кубани, и выставить казачьи пикеты у бродов. А уже на второй месяц своего руководства Баталпашинским участком Засс предпринял первую экспедицию на неприятельскую территорию. Заблаговременно узнав от своих лазутчиков, что около ста черкесов скрывается на левом берегу Кубани, готовясь напасть на русские посты, он быстро собрал отряд в 350 казаков, перешел с ними реку и стремительным маршем (80 верст за сутки) настиг неприятеля. Засс сформулировал главный принцип своей тактики так: “Лучше подвергнуться ответственности за переход через Кубань, нежели оставить хищников без преследования”.

Ободренный успехом, Засс совершил в августе – октябре 1833 года еще несколько закубанских экспедиций. В них все четче и четче вырисовывалась избранная им тактика. Как правило, получив от своих лазутчиков сведения о готовящемся набеге того или иного вражеского отряда, он первым нападал на него, часто не давая горцам возможности даже собраться в условленном месте. Нанеся ошеломленному противнику поражение, Засс обычно сжигал для острастки несколько аулов (иногда даже не принадлежавших непосредственным участникам набега, а просто известных как “недоброжелательные”), захватывал скот и лошадей и так же стремительно уходил на русский берег Кубани. Эта тактика была близка к тактике самих горцев и оказалась весьма эффективной. Очень скоро Баталпашинский отряд из защищающегося превратился в нападающий.

Во время набегов Засс никогда не забывал о задачах разведки и тщательно исследовал все лесистые балки, которые могли служить укрытием неприятелю. Другая показательная деталь: в своих реляциях он педантично перечислял по именам знатных горцев, убитых в бою или взятых в плен. Все это говорит о том, что русский военачальник прекрасно ориентировался в обстановке и знал врага буквально в лицо.

Самым типичным для Засса представляется поход, совершенный им в ноябре 1833 года на бесленеевцев за реку Лабу. Собрав отряд из 800 пехотинцев и 400 конных казаков при шести легких орудиях он неожиданно напал на аул “известного своим недоброжелательстовом” князя Айтека Канукова и расстрелял его из пушек. “Затем, – писал Засс в своем рапорте, – солдаты и спешенные казаки бросились на них, почти всех истребили штыками или шашками, а разграбленный аул сожгли”. Однако на обратном пути к переправе через Лабу отряд был атакован “скопищем” из 2000 бесленеевцев, абадзехов и кабардинцев во главе с самим Айтеком Кануковым. Желая отомстить за уничтоженный аул, горцы подожгли на пути отступающих русских сухую траву и камыш. Однако, вовремя разгадав замысел противника, Засс приказал выжечь для своего отряда площадку и обезопасил себя от огня. Когда же неприятель подошел ближе, его встретили картечью. Обратив воинов Канукова в бегство, Засс быстро дошел до Лабы и, не останавливаясь на ночлег, при свете костров начал переправу. Когда горцы опомнились, русские были уже на другом берегу. В этом походе Засс потерял только одного солдата убитым и 14 ранеными.

Уже через две недели (середина декабря 1833 года) Засс напал на два бесленеевских аула. “Я сжег запасы сена и проса… чем лишил их возможности кормить и скрывать скот в своих крепких ущельях”, – рапортовал он.

Подводя итоги первому году своей службы на Баталпашинском участке, Засс писал: “Враждебные горцы наказаны были потерею многих знатных хищников, взятых нами в плен, отбитием большой баранты, истреблением их аулов и запасов хлеба и фуража, они перестали делать беспрестанные набеги на нашу линию”.

В последующие два года Засс продолжал совершать регулярные набеги на аулы абадзехов, бесленеевцев, баракаевцев, шапсугов и кабардинцев. Он проявлял при этом блестящее владение всеми специфическими приемами кавказской войны: засады, стремительные нападения, ложные отступления и т. д.

Выдержав проверку в самой «горячей точке», полковник Засс в 1835 году был назначен начальником всей Кубанской Линии. Он переехал жить в крепость Прочный Окоп (крупнейшую на этом отрезке кубанских берегов), где его резиденция и пребывала до конца кавказской службы военачальника. При этом барон заблаговременно и весьма тщательно составил план «для ограждения и успокоения» очень значительной части Линии и Прочноокопского кордона от станицы Николаевской до границ Черноморского Войска. Прежде всего, он сконцентрировал достаточно войск, удачно разместив их и дав строгие, ясные инструкции по первоочередным действиям.

Сам же поселился внутри земляной крепости в юго-восточной ее части в одноэтажном домике с верандой. За домом было заботливо выращено несколько деревьев, и густо кустилась сирень. Поддерживая надлежащий порядок, это место стали значительно именовать «полковым садом».

В первый же день приезда новый начальник произвел строжайшую ревизию крепости. Он приказал дать немедленный ремонт обветшалому помещению для холостых офицеров, вынужденных снимать квартирки в соседней станице и в Форштадте. Ему не понравилось месторасположение порохового склада в соседстве с кузницей и баней, после чего были произведены необходимые перемещения. Вследствие их окончательно обрисовалась и благоустроилась внутри валов Прочного Окопа немалая площадь, служившая плацем и целям меновой торговли с горцами в периоды мирного затишья на Линии.

А спустя год, Засс ввел регулярные прочноокопские ярмарки, которые проходили весьма торжественно и празднично, причем всегда в сопровождении большого военно-духового оркестра. Здесь многочисленные мирные, приязненные горцы приобщались к возможностям и нравам российского рынка, где, кроме фабрично-заводских товаров, неизменно пользовалась спросом соль – постоянный дефицит у скотоводов в кавказских горах.

Стойкая, бытующая до сих пор на Кавказе молва приписывает Г.Х.Зассу еще один элемент крепостного обустройства: по его-де приказу внутри валов Прочного Окопа был насыпан курган – специально для того, чтобы на нем рубить головы непокорным горцам.

Питает предание одно из свидетельств декабриста Н.И.Лорера: «В поддержание проповедуемой Зассом идеи страха на насыпанном кургане у Прочного Окопа, при Зассе, постоянно на пиках торчали черкесские головы, и бороды их развивались по ветру…»

В 1835 году Засс был награжден золотой саблей с надписью “За храбрость” и назначен командиром всей Кубанской линии. Воинское искусство и большая личная храбрость снискали ему громкую славу как среди соратников, так и среди врагов.

Храбрость и особенно невероятная осведомленность Засса о делах противника снискала ему среди горцев славу человека, связанного с потусторонними силами. Сам же он всячески старался подобные слухи поддерживать.

Однажды, принимая у себя черкесских делегатов, Засс послал верного человека вынуть из их пистолетов пули и передать ему. Затем он обратился к гостям с вопросом: “Для чего вы носите за поясом пистолеты? Ведь вы не можете попасть из них в цель на 10 шагов!” Когда же возмущенные таким предположением горцы стали возражать, предложил им выстрелить для пробы в его шапку. Не ведая, что в пистолетах, горцы согласились выстрелить, а Засс незаметно бросил пули на землю. Удивление стрелявших было безмерным. Но оно перешло в ужас, когда Засс, добившись, чтобы стреляли прямо в него, продемонстрировал свою “неуязвимость”.

В другой раз Засс показал нескольким абадзехам через врезанное в дверь оконце искусно нарисованную панораму аула и заявил, что способен видеть любое место на земле и поэтому бесполезно пытаться что-либо от него скрыть. С большим успехом показывал Засс горцам и такие “волшебные” вещи, как музыкальная табакерка, подзорная труба, электрическая машина… “Все эти не более как пустые фокусы для образованного человека, – писал его сослуживец Атарщиков, – на полудиких горцев… производили огромное действие. Они признали Засса чародеем и называли его “шайтан”.

На разного рода хитрости Засс был действительно неистощим. Однако венцом проявленной им изворотливости, вероятно, следует считать следующее событие. Желая ввести противника в заблуждение, Засс распустил слух о собственной болезни. Явившихся проверить это горцев полководец принимал лежа в постели среди склянок с лекарствами. Затем был разыгран целый спектакль. “Засс лежал на постеле покрытый простынею в виде савана, три восковые свечи тускло горели над изголовьем… Мы все знали о мнимой смерти барона Засса, но увидев его лежащего с закрытыми глазами, с мертвенно бледным лицом, готовы были забыть, что перед нами лежит живой здоровый человек”. Узнав о “смерти” Засса, черкесы полностью утратили бдительность. Каков же был их ужас, когда вдруг “воскресший” военачальник перешел реку Белую с большим отрядом и сжег два аула!

В своей борьбе Засс применял очень суровые меры. Его рапорты пестрили сообщениями типа: “аул истреблен до основания”, “сопротивляющиеся вместе с аулом преданы огню и мечу”, “в пламени аула погибли жители” и т. д. Оказавшись на Кавказе, барон Засс понял, что здесь невозможны европейские методы ведения войны. Порой жестокость его действий ассоциируется с картинами из книги «СС в действии», но ведь он имел дело с дикарями, у которых и позаимствовал такие методы. Именно горцы сами имели обычай ставить шесты с отрубленными головами своих неприятелей. Засс лишь воспринял эту традицию, и на своем пути русская армия с типично немецкой педантичностью своего командующего стала оставлять шесты с головами уничтоженных абреков, освещаемых горящими аулами. Засс в данном случае подчинялся пословице “С волками жить – по-волчьи выть”. ерно, что именем Засса в черкесских аулах матери пугали детей. Но верно и то, что горцы уважали его за мужество и верность данному слову.

В 1840 году Засс занял пост начальника правого фланга Кавказской линии, протянувшейся от станицы Васюринской на границе Черноморского войска на запад до устья Лабы и далее вверх по ней до Георгиевска. Еще в 1836 году он составил проект организации новой, Лабинской линии. Теперь он мог приступить к его осуществлению. К 1843 году им были основаны станицы Урупская, Вознесенская, Чемлыкская и Лабинская.

Замыслы Засса, однако, простирались еще дальше. Он разработал план укрепления левого берега реки Белой, создания мощных опорных пунктов для русской армии. “Полагаю, что отряды должны неослабно воевать земли неприятеля, как в продолжении постройки крепостей, так и после, до тех пор, пока он не будет прочно покорен”, – писал он в одном из своих донесений. Но занимавший с 1838 года пост командующего войсками на Кавказской лини и в Черномории П. Х. Граббе не поддержал планов Засса, что привело к конфликту между ними. Вообще Граббе был склонен недооценивать противника. Например, Шамиля он искренне считал всего лишь “безродным бродягой, голова которого не стоит и ста червонцев”, поэтому предпринимаемые Зассом меры казались ему совершенно излишними. Тем не менее Зассу удалось создать сильную кордонную линию на Лабе, а наиболее упорных в сопротивлении горцев переселить из высокогорных аулов на равнины. Он также содействовал привлечению в эти районы мирных поселенцев, надеясь, что под их воздействием горцы утратят воинственность и перейдут к более спокойным занятиям. Зассу обязан своим возникновением город Армавир, выросший на месте одного из таких поселений.

В 1842 году Засс оставил службу на Кавказе, а затем и вовсе вышел в отставку. Однако в 1849 году он еще раз принял участие в военных действиях, теперь уже против венгерских пов

Автор публикации

не в сети 15 часов

JOKER

Комментарии: 3Публикации: 18591Регистрация: 29-07-2015
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях