Бросок на Приштину: как 200 российских десантников оказались один на один со всем НАТО

Бросок на Приштину: как 200 российских десантников оказались один на один со всем НАТО

Эта спецоперация российских военных вошла в современную летопись побед русского оружия. Хотя, если точнее, оружием здесь выступили не автоматы и пистолеты, а военная хитрость, смекалка, а еще – мужество, решимость и беспримерная стойкость наших солдат и офицеров. Марш-бросок на Приштину – операция сводного батальона ВДВ России, входившего в состав международного миротворческого контингента в Боснии и Герцеговине по захвату аэродрома стратегического назначения «Слатина», стала на тот момент эталоном «военно-дипломатического» искусства. Российские военные показали, что с Россией можно и нужно считаться, что НАТО решает далеко не все и не за всех. Русские запрягают долго, но когда нужно – ездят очень и очень быстро, и в июне 1999 года мир в этом еще раз убедился.

Счет шел на часы

О предпосылках югославского кризиса, о его развитии сказано уже немало. Сегодня речь о «приштинском броске» – захвате аэропорта «Слатина» и последовавшем за этим полномасштабном вводе в этот район российского миротворческого контингента. Как позже вспоминал бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России генерал-полковник Леонид Ивашов, данное решение шло вразрез с военными планами НАТО, что могло привести к началу полномасштабной войны. В связи с этим операцию было предложено провести молниеносно, скрытно и неожиданно для НАТО.

«В случае нападения на российских десантников со стороны сил альянса планировалось в спешном порядке провести блиц-переговоры с военным и политическим руководством Югославии, вступить с ней в военный союз и дать отпор наступающим войскам НАТО на всей территории Косова, одновременно перебросив в Косово и Метохию несколько полков ВДВ, а то и дивизию», – вспоминал позже Леонид Ивашов. По его мнению, такой план развития событий был изначально обречен на успех, так как руководство НАТО не было в полной мере готово к полномасштабной наземной операции.

Интересно, что подробные обстоятельства данной операции до сих пор засекречены. За месяц до броска майор Юнус-бек Евкуров, находившийся в тот момент в составе международного миротворческого контингента в Боснии и Герцеговине, получил задание в составе группы военнослужащих подразделения российского спецназа скрытно взять аэропорт «Слатина» под наблюдение и подготовиться к прибытию основных сил. Задача была выполнена безукоризненно. К слову, натовским контингентом также планировалось установление контроля над этим объектом, причем дата выдвижения сил альянса (они хотели выступить из Македонии) планировалась на то же число – 12 июня.

«Нас было 18 человек, – вспоминал позже бывший майор, а ныне – генерал-майор, Герой России (Золотой Звезды он был удостоен как раз за Приштинскую операцию), глава Ингушетии Евкуров. – Этого было вполне достаточно. Мы заняли позиции. Все было под контролем». Памятна офицеру и встреча с натовскими военными, которые прибыли сюда в спланированный ими срок. Для них присутствие россиян на подступах к аэродрому оказалось шоком. «Блоки выставлены, бойцы готовы к обороне, – говорит Юнус-бек Евкуров.- Конечно, это был вызов НАТО. Зачем? Москва дерзко заявила о себе как раз в тот критический момент, когда ее позицию по Косову американцы и их союзники по НАТО пытались полностью игнорировать».

Бросок на Приштину: как 200 российских десантников оказались один на один со всем НАТО

Русский характер

За одну ночь российская колонна стремительно пролетела по балканским дорогам шесть сотен километров. Борта нашей техники были отмечены триколором, и в Сербии, в Косово местное население, несмотря на позднее время, с радостью и воодушевлением встречало россиян. Машины забрасывали цветами, солдатам передавали еду и напитки. Кстати, участники того рейда вспоминали, что из-за такого приема скорость движения колонны приходилось временами сбрасывать. И все же к утру 12 июня русские уже были в Слатине.

Натовцы болезненно отреагировали на подобные новости. К аэродрому выдвинулись английские танки, а вертолеты альянса предприняли попытку приземлиться на аэродроме. Правда, пара энергичных виражей наших БТР по летному полю заставили пилотов отказаться от посадки. Тогда генерал Майкл Джексон, командовавший группировкой сил НАТО на Балканах, лично возглавил продвижение английской танковой колонны, довел ее до аэродрома. Не обращая внимание на российских военных, он начал было подавать команды своим танкистам, пытался регулировать движение. В ответ наши десантники расчехлили гранатометы. Танки остановились как вкопанные…

Позже Майкл Джексон оправдывался: я не хотел, мол, начинать третью мировую войну. По мнению же генерал-полковника Леонида Ивашова, «одной из причин отказа НАТО от наземной операции стало категорическое возражение всех европейских членов альянса против действий в первом эшелоне». Единственное, на что хватило духу у натовцев, это занять позиции в безопасной для них близости от аэродрома. Кроме того, страны НАТО заблокировали воздушные коридоры для пролета российских воздушных судов на аэродром. Сюда планировалось оперативно перебросить дополнительные силы десантников, ведь один на один со всем альянсом оказались тогда всего две с небольшим сотни россиян. Сегодня известно, что свое воздушное пространство для наших самолетов перекрыла и Украина. Стоит напомнить – то был 1999 год, никакими майданами еще и не пахло. Просто, назло, во вред, из гадости и подлости. Никаким «славянским братством» от Украины не пахло уже в ту пору. Мы, кстати, не забыли этот финт. Не забыли и не простили.

Бросок на Приштину: как 200 российских десантников оказались один на один со всем НАТО

Балканский поворот

В новейшей истории российской армии Приштинский бросок навсегда остался примером умелой координации действий подразделений, готовности наших военных действовать в особой обстановке, добиваться успешного результата в самых трудных условиях. Кстати, утверждают, что после развала Советской Армии ее преемница долго не могла вернуть себе былых способностей. Не самая удачная военная кампания в Чечне 1994-1996 годов, казалось, наглядно продемонстрировала окончательную деградацию бывшей «несокрушимой и легендарной»…Однако, блестящая по замыслу и воплощению операция по захвату аэродрома Слатина развеяла все эти домыслы.

«Какие же молодцы все-таки наши солдаты, – вспоминал позже бывший комбат миротворцев и один из участников событий июня 1999 года, полковник ВДВ запаса Сергей Павлов, – Молодые ребята, в жизни еще ничего толком не видели, не попадали в переделки, а тут наяву, на твоих глазах делают историю. Да, хорошие воины англичане, французы, итальянцы, внушительно смотрелись американские двухметроворостые негры-«качки». Но не было в них того, что есть в нашем, порой невзрачного вида солдатике из рязанской или вологодской глубинки. Не понимают они, что такое «надо» и как это, когда «через не могу». В общем, меняются времена, приоритеты, ценности, но никогда не изменится суть – тот самый стержень, который все-таки есть в наших людях».

Конечно, не все удалось довести до ума, доделать. Спустя время аэродром в Слатине стал принимать и натовские самолеты, а после и вовсе перешел в гражданский статус. В 2003 году российские военные прекратили свое участие в миротворческой миссии на Балканах, задачи продолжили выполнять лишь сотрудники правопорядка, командируемые из России в состав специальных групп. Но русский солдат доказал, что способен на многое, что он умеет удивлять и побеждать. Не будет преувеличением, если сказать, что такой же дерзкой, смелой, решительной стала и операция наших «вежливых людей» весной 2014 года, благодаря которой Крым воссоединился с Родиной. Между этими вехами, разделенными 15 годами новейшей истории страны и мира, – много общего.

Бросок на Приштину: как 200 российских десантников оказались один на один со всем НАТО

Автор: Дмитрий Сергеев

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля