Боевые дельфины

Дельфины. Это невероятно умные и дружелюбные человеку животные. Они способны легко разбираться в водных пространствах и определять любой предмет на дальних расстояниях. Всем морским обитателям, как и дельфинам, острое зрение не понадобится, а вот очень хороший слух крайне важен для их существования. Именно поэтому, млекопитающие, такие как киты, морские свиньи и дельфины – воспринимают окружающую обстановку с помощью звуков. В частности, дельфины использует у себя своеобразное подобие локатора – эхолокацию.

Боевые дельфины


Боевые дельфины

Боевые дельфины

Боевые дельфины

Эта весьма интересная и сложная функция, позволяющая дельфинам с помощью своеобразных щелчков идентифицировать предметы. Звуковые направленные волны отражаются от предметов и возвращаются эхом к дельфину, который спокойно может определить форму и размер объекта. Например, Афалина может определить местоположение мячика размером с мандарин с расстояния 113 м.

Весь этот набор удивительных качеств дельфина надоумил человека использовать его в своих целях, иногда не очень хороших. Одной из таких целей является военная разведка.

Итак, 92 года тому назад, летом 1915 г., на российском военно-морском флоте впервые в мире стали проводиться опыты по использованию морских животных в военных целях. Известный дрессировщик Владимир Леонидович Дуров предложил Морскому Генеральному штабу свои услуги по подготовке группы дрессированных морских львов для войны на море. Он писал: “Я решил применить особо дрессированных животных в войне. Я начал действовать и изобрел способ посредством ластоногих срезать мины, взрывать подводные лодки и т. п.” Именно Дуров стал сподвижником движения обучения морских обиталей, за все время работы он обучил многих тюленей и морских львов обезвреживать якорные мины, спасать экипажи кораблей и т.д

В конце 30-х годов морские обитатели проходили учения в СССР, Швеции и США.

После второй мировой войны началась “холодная война”, которая состояла из сплошной гонки вооружений. В этот процесс были задействованы не только люди, но и животные. Уникальные навыки дельфинов были применены в военной разведке. Ставка была сделано верно: дельфины выполняли работу быстрее человека.

Впервые к помощи дельфинов прибегли военные США. Программа была названа MMS – Marine Mammal Systems. Она стартовала в 1959 году на одной базе в Тихом океане. Там ученые военно-морского флота США анализировали поведение дельфинов и их функции. Первым дельфином в военных целях стал дельфин по кличке Нотти. В рамках проекта Sealab II на базе Ла-Холья удалось создать отряд дельфинов – истребителей аквалангистов. В годы вьетнамской войны дельфины охраняли акваторию базы 7-го флота США в Камрани и уничтожили в одном из заливов несколько десятков северовьетнамских боевых пловцов, пытавшихся подобраться к кораблям. Есть данные, что там погибли и два советских офицера. Предводительствуемые двумя вожаками, которых звали Геркулес и Таффи (кстати, последнему за большие заслуги перед правительством официально присвоили звание сержанта ВМС США), эти дельфины либо срывали с вражеского аквалангиста дыхательный аппарат, либо выталкивали его на поверхность, либо поражали дротиками с ядом. Известно, что в настоящее время на службе в ВМС США состоят 150 дельфинов и морских львов. База подготовки находится в Сан-Диего. Их последняя по времени успешная боевая операция – патрулирование акватории иракского порта Басра. Именно Вьетнамская война высветила секрет использования в США боевых дельфинов.

Моментально среагировал на это Советский Союз. Хоть в 1966 году отлов дельфинов в СССР был полностью запрещен, постановлением Совета Министров СССР от 23 февраля 1966 года в бухте Казачьей (Секретная платформа “75”) на окраине Севастополя заложили научно-техническую базу Военно-морского флота, перед которой была поставлена задача разрабатывать программы использования дельфинов в армейских целях. Строительством базы руководил капитан 1-го ранга Виктор Андреевич Калганов – он же стал и первым его начальником.

Приказы не обсуждались, и ученым нужно было незамедлительно приступать к решению сложной задачи. Дело в том, что методики подготовки дельфинов в СССР в те времена просто не было: никто не знал, как их ловить, дрессировать и тем более обучать. Биологи были вынуждены методом проб и ошибок разрабатывать план действий. К проекту были привлечены специалисты из 40 научно-исследовательских учреждений Советского Союза, в том числе НИИ экспериментальной медицины АМН СССР и Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии МГУ.

Как же в итоге отлавливали дельфинов? Легко. С помощью сеток. Суть в том, что хоть эти существа и могли перепрыгнуть через нее в два счета, все равно бездействовали. (еще один факт их добрейшей натуры и доверия к человеку). На первом этапе на базу завезли 50 афалин.

После того, как их доставили на базу, сразу же распределяли в карантийный бассейн, чтобы эти ранимые существа отправились от шока и прочего стресса. Затем животные выстраивались в круг носами к друг-другу. Немногие решались подплыть к человеку, лишь смельчаки. Через какое-то время все дельфины приходили в нормальное спокойное состояние. Инструкторы могли с ними наладить контакт. В стадо новичков подсаживали уже обученного дельфина – так процесс привыкания проходил быстрее.

Выбор пал на дельфинов даже не из-за их интеллекта, которым славятся эти животные. Военных привлекли прежде всего некоторые физические возможности дельфинов, о которых мы, люди, можем только мечтать.

Конечно же это их эхолокация, о которой мы вели разговор выше. Если дельфину показывали торпеду, то с помощью своего “локатора” он запоминал ее звуковой контур и легко находил замытые в грунте снаряды на дне моря. Натренированные животные различали не только геометрическую форму предмета, но и материал, из которого он сделан, и даже соотношение веществ в материале. Например, дельфины понимали разницу между двумя стальными шариками одного диаметра, но с разными долями железа и углерода в сплаве.

Способность видеть предметы, замытые на дне, сделала из дельфинов отличных саперов. Мины, сброшенные с самолетов на мелководье, не могли обнаружить ни корабли-тральщики (из-за малых глубин), ни сухопутные саперы, которым мешала вода. Тогда за работу брались дельфины – они в считанные часы обнаруживали мины, оставляли на поверхности буи, так что водолазам-саперам оставалось только разминировать подступы к берегу. Для нахождения потерянных предметов хороши были и другие способности необычного спецназа: дельфины легко ныряют на большие глубины, и, в отличие от людей, эти животные меньше рискуют умереть при всплытии от кессонной болезни – закупорки сосудов.

Научить дельфина снимать под водой – дело сложное, но в результате обучения дельфин неплохо освоился даже со вспышкой.

Поражали и силовые качества дельфинов. Благодаря эффекту Грея, дельфин может нести на роструме (носу) груз массой до 30 кг (правда иногда с ущербом для здоровья). Он легко буксирует человека, держащегося за его спинной плавник, а акваланг поднимает играючи.

Дельфины могут и спать и работать одновременно. Благодаря этому длительные задания выполнялись ими успешно. Сон у дельфинов “однополушарный”, то есть полушария головного мозга у них спят по очереди – пока одно полушарие спит, другое бодрствует и обрабатывает информацию о состоянии окружающей среды».

Никто и не сомневался, что, получив задание правительства, зоологи в бухте Казачьей разработают эффективную методику спецприменения дельфинов – но какой ценой был получен результат. Каждый этап работ был полон технических сложностей. До зоны поиска животных транспортировали на вертолетах. Дельфины, понятно, не могут долго находиться вне воды: их кожа высыхает, да и внутренние органы у них к «сухопутной жизни» не приспособлены. Поэтому был придуман экзотический способ транспортировки. Дельфина погружали в ванну с водой и в этой ванне помещали в вертолет. В вертолете из ванны дельфина перемещали в носилки и уже из носилок сбрасывали в воду. Перед животным в воду спрыгивал человек, чтобы в воде одеть на дельфина седло. Как ни странно, весь этот цирк животные переносили прекрасно. Больше всех доставалась вертолетчикам, которые летали с ванной, полной морской воды, – аттракцион требовал высочайшего мастерства пилотирования.

Использование дельфинов Министерством обороны

Дельфины довольно легко приспособились к любой транспортировке: довольно таки часто дельфинов перевозили по суше, на поезде и даже на грузовиках. Процесс работы дельфина проходил в сопровождении надувной моторной лодки: как только хвостатый боец обнаруживал искомый предмет, он давал возможность надеть на себя намордник, на котором были закреплены буй, указатель и груз. Дельфин подплывал к предмету, нажимал на него указателем – груз с веревкой отцеплялся, и буй всплывал, обозначая место находки. Затем в дело вступали водолазы: они стропили и поднимали найденные предметы.

Дельфиний спецназ последовательно расширял свои возможности. Постепенно животные научились не только обнаруживать, но и стропить предметы. В одном НИИ Министерства обороны было разработано захватное устройство для остропки торпед. Достаточно быстро дельфина научили застегивать это устройство на торпеде без участия человека и поднимать торпеду на поверхность воды: животное четко понимало, в какое место надо установить и как сориентировать захват, чтобы он защелкнулся.

Совершенно уникальным оборудованием была подводная фотокамера. Научить дельфина снимать под водой – дело сложное, поначалу все попытки это сделать безнадежно проваливались. Американцы в проекте подводной лаборатории Sealab 11 использовали дельфина Тэффи, который носил фотокамеру, но дальше эксперимента дело не пошло.

Дельфины научились приносить дополнительные баллоны с воздухом, инструменты, помогали выйти в заданный район, приводили заблудившихся водолазов.

В бухте Казачьей ученые смастерили подводный бокс под сухопутный фотоаппарат, снабдив его фотовспышкой. Камеру изготовили так, чтобы дельфин мог нажимать спусковую кнопку носом – животные научились фотографировать найденные объекты. Один существенный недостаток: камера была тяжелой, а дельфин может без ущерба для здоровья таскать на носу не более восьми килограммов. Камеру переделали, но тут возникла новая проблема: на малых глубинах все было прекрасно, а вот на большой глубине фотовспышка сильно пугала и раздражала дельфина. Нашли выход и из этой ситуации: животное отправляли на съемку сначала днем, затем вечером и только потом – ночью, в результате дельфин неплохо освоился со вспышкой: он научился закрывать глаза в момент съемки (как делают это люди).

Однажды спецназ из Казачьей вызвали на серьезную операцию: был утерян очень важный предмет вооружения, и на ушах стоял весь флот. Применение всех возможных технических сил и средств результата не дало, и на дельфинов никто серьезно даже не надеялся. Но через два часа поиска на столе командующего операцией лежала фотография потерянного предмета, сделанная хвостатым спецназовцем.

За всего лишь 3 года труда в Казачьей бухте СССР обогнал ВМС США в развитии и практики боевых дельфинов. Группа дельфинов много лет охраняла вход в Большую Севастопольскую бухту. Случались и курьезы. Лучший дельфин группы Дик был влюблен в самку по имени Муза. Дик служил на рейде Севастополя, около Константиновской батареи, а его любимая находилась в Казачьей бухте, в вольерах. Однажды Дик не выдержал и ушел в самоволку. Правда, о бегстве в открытое море речи не шло. Дик примчался в Казачью к вольерам, чтобы хоть разок взглянуть на свою Музу. Когда за ним прибыл катер, он без сопротивления вернулся на место службы.

Любая попытка приучить дельфина к смертоубийству заканчивалась провалом. Убийство человека вызывало у дельфина глубокий стресс, поэтому эти морские обитатели наотрез отказывались от таких заданий.

Задачей дельфина никак не было убить пловца, а только обнаружить его, сорвать с него маску и ласты, то есть обезвредить, и вытолкнуть на поверхность. Дальше работали люди.

Обучить дельфинов убийству водолазов пытались так. На нос им прикрепляли ядовитый шприц и учили слегка кольнуть человека, подплыв к нему. Первые тренировки для каждого дельфина удавались. Но после пары смертельных случаев животные отказывались подчиняться приказам и испытывали стресс. Кстати, морские львы и тюлени в этом плане гораздо больше пригодились, так как у них смерть ничего не вызывала, еще один факт в пользу миролюбивости дельфинов.

Люди, работавшие с дельфинами в Казачьей, привязались к своим подопечным. Дельфины очень выручали водолазов: они научились приносить дополнительные баллоны с воздухом, инструменты, помогали выйти в размеченную зону, приводили потерявшихся в воде водолазов. Должность человека, работавшего с дельфинами, называлась «тренер» (или же инструктор), потому что слово «дрессировщик» в данном случае не подходило. Если дельфин погибал, его гибель воспринималась как потеря личного состава. Безопасность дельфинов всегда была на первом месте: водолазы сначала проверяли все устройства на себе и только потом надевали их на животных. Животных тщательно лечили и содержали в самых хороших условиях.

С развалом СССР и с волной сокращений в армии ушел и весь этот труд. Базу забросили. В 1995 году боевых дельфинов расформировали. Все оборудование осталось без ухода, дельфинов же отдали в дельфинарии. В настоящее время есть попытки воскрешения программы в Севастополе, но точных данных и фактов пока нет. Так или иначе, в США, на базе Сан-Диего, заокеанские конкуренты стабильно помогают военным в различных миссиях.

Ждите статью о “боевых морских львах на вооружении США” в рамках оффтопа. Поддержите мою статью критикой и лайком.

Худзик. Д.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля