Боевое крещение танки Т-72 получили в 1982 году в Ливане.

Ут­ром 11 ию­ня тан­ки 81-й си­рий­ской тан­ко­вой бри­га­дой вы­шли в рай­он се­вер­нее де­рев­ни Амик, на­хо­дя­щей­ся у под­но­жия гор­но­го мас­си­ва Джа­бель Ба­рук на се­ве­ро-за­па­де до­ли­ны Бе­каа, где за­ни­мал по­зи­ции один из ба­таль­о­нов из­ра­иль­ской ди­ви­зии «Ко­ах Йо­си». Это со­еди­не­ние бы­ло соз­да­но в ночь с 9 на 10 ию­ня для ис­треб­ле­ния си­рий­ских тан­ков в до­ли­не Бе­каа и име­ло яр­ко вы­ра­жен­ную про­ти­во­тан­ко­вую на­прав­лен­ность.

Боевое крещение танки Т-72 получили в 1982 году в Ливане.


Та­ким об­ра­зом, си­рий­ским Т-72 при­шлось столк­нуть­ся с под­раз­де­ле­ния­ми луч­ше дру­гих под­го­тов­лен­ны­ми для борь­бы с ни­ми. Си­рий­цам не уда­лось свое­вре­мен­но об­на­ру­жить про­тив­ни­ка, и из­ра­иль­тя­не, вос­поль­зо­вав­шись этим, смог­ли под­бить око­ло де­сят­ка тан­ков про­ти­во­тан­ко­вы­ми ра­ке­та­ми TOW.

Вто­рой ближ­не­во­сточ­ной стра­ной, по­лу­чив­шей и при­ме­нив­шей тан­ки Т-72 стал Ирак.

В 1988 го­ду ирак­ское ко­ман­до­ва­ние пред­при­ня­ло мощ­ное на­сту­п­ле­ние в рай­оне по­лу­ост­ро­ва Фао. Ирак­цы на­но­си­ли глав­ный удар за­пад­нее устья ре­ки Шат­т-аль­-Араб с це­лью ос­во­бо­ж­де­ния вод­но­го пу­ти к пор­ту Бас­ра. Обо­ро­ну на по­лу­ост­ро­ве Фао дер­жа­ли око­ло 10 тыс. сол­дат ре­гу­ляр­ной ар­мии Ира­на, а так­же бой­цы Кор­пу­са стра­жей ис­лам­ской ре­во­лю­ции.

Ис­поль­зуя раз­ви­тые внут­рен­ние ком­му­ни­ка­ции, при­кры­тые авиа­ци­ей, Ирак бы­ст­ро вы­дви­нул час­ти рес­пуб­ли­кан­ской гвар­дии из рай­она вбли­зи Бас­ры на ис­ход­ные по­зи­ции для ата­ки се­ве­ро-за­пад­нее Эль-Фао – на рас­стоя­ние око­ло 150 км. В ирак­ской ар­мии ис­поль­зо­ва­лось око­ло 1500 тан­ко­вых транс­пор­те­ров, спо­соб­ных пе­ре­во­зить бро­не­тан­ко­вую тех­ни­ку со ско­ро­стью до 65 км/ч.

Ко­ман­дую­щий ирак­ски­ми вой­ска­ми от­вел на на­сту­п­ле­ние 4-5 су­ток. Бое­вые дей­ст­вия на­ча­лись ут­ром 17 ап­ре­ля 1988 го­да ата­кой по двум на­прав­ле­ни­ям, в ко­то­рой уча­ст­во­ва­ло око­ло 200 тыс. че­ло­век. Глав­ный удар на­но­сил­ся тан­ко­вы­ми час­тя­ми рес­пуб­ли­кан­ской гвар­дии, ос­на­щен­ны­ми тан­ка­ми Т-72 и Т-72М, с ру­бе­жа Аль Зу­ба­ир – Умм Каср на юго-во­сток. Од­но­вре­мен­но 7-й ирак­ский тан­ко­вый кор­пус, раз­вер­ну­тый в 16 км се­вер­нее г. Фао, при под­держ­ке пе­хот­ных со­еди­не­ний на­чал на­сту­п­ле­ние на юг вдоль за­пад­но­го бе­ре­га ре­ки Шат­т-аль­-Араб. Ата­ке пред­ше­ст­во­ва­ла бом­бар­ди­ров­ка иран­ских по­зи­ций хи­ми­че­ски­ми бо­е­при­па­са­ми. Ут­ром на­ча­лась мас­си­ро­ван­ная тан­ко­вая ата­ка, ко­то­рую воз­гла­ви­ли Т-72, вед­шие огонь в вы­со­ком тем­пе. Един­ст­вен­ным дос­той­ным со­пер­ни­ком для Т-72 мог быть толь­ко бри­тан­ский ос­нов­ной бое­вой танк «Чиф­тен», воо­ру­жен­ный мош­ной 120-мм на­рез­ной пуш­кой. Столк­но­ве­ния Т-72М и «Чиф­те­нов» при­во­ди­ли к тя­же­лей­шим по­те­рям с обе­их сто­рон. М60А1, М48 и дру­гие ус­та­рев­шие тан­ки не пред­став­ля­ли для Т-72М осо­бой уг­ро­зы – его ло­бо­вая бро­ня вы­дер­жи­ва­ла по­па­да­ния не­опе­рен­ных 105-мм под­ка­ли­бер­ных сна­ря­дов М392 и М728. Од­на­ко, в 1988 го­ду тан­ков «Чиф­тен» в иран­ской ар­мии ос­та­ва­лось срав­ни­тель­но не­мно­го. В ус­ло­ви­ях мас­си­ро­ван­но­го пре­вос­ход­ст­ва ирак­ских войск в тан­ках за­да­чи, по­став­лен­ные пе­ред на­сту­пав­ши­ми час­тя­ми, бы­ли вы­пол­не­ны за 32 ча­са.

Во вре­мя опе­ра­ции «Бу­ря в пус­ты­не» Т-72 име­лись и у Ира­ка, и у Ку­вей­та (юго­слав­ские М84), но в бою они не встре­ча­лись, так как ку­вейт­ские М84 тор­же­ст­вен­но всту­пи­ли в сто­ли­цу стра­ны го­род Эль-Ку­вейт уже по­сле ос­во­бо­ж­де­ния его мно­го­на­цио­наль­ны­ми си­ла­ми. На на­стоя­щий мо­мент дос­туп­на не­ко­то­рая ин­фор­ма­ция лишь о бо­ях ирак­ских Т-72 и аме­ри­кан­ских «Аб­рам­сов», при­чем дан­ные эти весь­ма про­ти­во­ре­чи­вы и тен­ден­ци­оз­ны.

Во 2-й ирак­ской кам­па­нии 2003 го­да Т-72, как и ос­таль­ные ти­пы ирак­ской бро­не­тех­ни­ки, ни­чем се­бя не про­яви­ли.

До 1991 го­да, ко­гда на­ча­лась гра­ж­дан­ская вой­на в Юго­сла­вии, в Юго­слав­скую на­род­ную ар­мию по­сту­пи­ло 502 тан­ка М84. Они ак­тив­но ис­поль­зо­ва­лись в бое­вых дей­ст­ви­ях. Не­боль­шое чис­ло этих ма­шин бы­ло за­хва­че­но хор­ват­ски­ми и бос­ний­ски­ми фор­ми­ро­ва­ния­ми.

В со­ста­ве Рос­сий­ских Воо­ру­жен­ных сил Т-72 при­ня­ли уча­стие в двух че­чен­ских кон­флик­тах. При­чем в хо­де пер­вой кам­па­нии они име­лись на воо­ру­же­нии обе­их сто­рон – на воо­ру­же­нии так на­зы­вае­мо­го тан­ко­во­го пол­ка че­чен­ской ар­мии со­стоя­ло не­сколь­ко тан­ков Т-72А.

26 но­яб­ря 1994 го­да от­ря­ды че­чен­ской оп­по­зи­ции пред­при­ня­ли штурм гроз­но­го с ис­поль­зо­ва­ни­ем 35 тан­ков Т-72А. На­сту­п­ле­ние ве­лось тре­мя груп­па­ми с трех на­прав­ле­ний. Од­на­ко, не­смот­ря на та­кую вну­ши­тель­ную тан­ко­вую со­став­ляю­щую, ду­да­ев­цам уда­лось по­оче­рёд­но унич­то­жить все три удар­ные груп­пы оп­по­зи­ции. Че­ты­рем тан­кам уда­лось с бо­ем вы­рвать­ся из го­ро­да, ос­таль­ные бы­ли унич­то­же­ны или бро­ше­ны.

В тан­ко­вых пол­ках еще на мар­ше при под­хо­де к Гроз­но­му на­блю­да­лись от­ка­зы тех­ни­ки из-за ее низ­кой тех­ни­че­ской го­тов­но­сти. В сред­нем из ка­ж­дых 10 тан­ков два не дош­ли до Гроз­но­го по при­чи­не раз­лич­ных не­ис­прав­но­стей. В боль­ших ко­ли­че­ст­вах ис­поль­зо­ва­лись тан­ки Т-72 ран­них вы­пус­ков, про­шед­шие по два, а ино­гда и по три ка­пи­таль­ных ре­мон­та, и тех­ни­ка, сня­тая с дли­тель­но­го хра­не­ния.

Ис­поль­зо­ва­ние не­под­го­тов­лен­ных к бое­вым дей­ст­ви­ям тан­ков (от­сут­ст­вие ди­на­ми­че­ской за­щи­ты, не­под­го­тов­лен­ное воо­ру­же­ние и т.п.), ком­плек­то­ва­ние под­раз­де­ле­ний не­обу­чен­ны­ми, со­б­ран­ны­ми из раз­ных во­ен­ных ок­ру­гов, эки­па­жа­ми, ко­то­рые не про­шли да­же эле­мен­тар­но­го бое­во­го сла­жи­ва­ния, от­сут­ст­вие взаи­мо­дей­ст­вия ме­ж­ду тан­ки­ста­ми и мо­то­стрел­ка­ми при бое в го­род­ских ус­ло­ви­ях про­тив хо­ро­шо под­го­тов­лен­ных бое­ви­ков, ос­на­щен­ных боль­шим ко­ли­че­ст­вом про­ти­во­тан­ко­вых средств, при­ве­ло к ощу­ти­мым по­те­рям бро­не­тан­ко­вой тех­ни­ки в пер­вый пе­ри­од вой­ны.

Тем не ме­нее, из­вест­но не­ма­ло слу­ча­ев, ко­гда уме­лые дей­ст­вия эки­па­жа по­зво­ля­ли на­но­сить по­ра­же­ние бое­ви­кам. Так, на­при­мер, в ян­ва­ре 1995 го­да по тан­ку Т-72Б из 131-й («май­коп­ской») мо­то­стрел­ко­вой бри­га­ды ве­ли огонь од­но­вре­мен­но не­сколь­ко рас­че­тов РПГ-7 и СПГ-9. Уме­ло ма­нев­ри­руя и ве­дя огонь по бое­ви­кам из всех ви­дов ору­жия, эки­паж тан­ка в со­ста­ве ко­ман­ди­ра тан­ка лей­те­нан­та Цым­ба­лю­ка, ме­ха­ни­ка-во­ди­те­ля ря­до­во­го Вла­ды­ки­на и на­вод­чи­ка млад­ше­го сер­жан­та Пу­за­но­ва смог, в ко­неч­ном сче­те, унич­то­жить гра­на­то­мет­чи­ков и бла­го­по­луч­но вый­ти из боя. На кор­пу­се и баш­не тан­ка по­сле это­го на­счи­та­ли семь по­па­да­ний гра­нат, но про­би­тия бро­ни за­фик­си­ро­ва­но не бы­ло.

То­гда же, в ян­ва­ре 1995 го­да все там же в Гроз­ном в танк Т-72Б од­но­го из мо­то­стрел­ко­вых пол­ков Ураль­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га, вы­стре­ли­ли из гра­на­то­ме­та РПГ-7. Гра­на­та по­па­ла в пра­вый борт, не при­кры­тый эк­ра­ном, ко­то­рый со­рва­ло в пре­ды­ду­щих бо­ях. Ку­му­ля­тив­ная струя про­би­ла бро­ню и пра­вый то­п­лив­ный бак. Внут­ри ма­ши­ны воз­ник по­жар. Ме­ха­ни­к-во­ди­тель ос­та­но­вил ма­ши­ну, а эки­паж по при­ка­зу на­хо­див­ше­го­ся в ней за ко­ман­ди­ра на­чаль­ни­ка шта­ба тан­ко­во­го ба­таль­о­на по­ки­нул ее, при этом дви­га­тель ма­ши­ны про­дол­жал ра­бо­тать. На­чаль­ник шта­ба за­нял ме­сто ме­ха­ни­ка-во­ди­те­ля в го­ря­щей ма­ши­не и при­вел ее в рас­по­ло­же­ние сво­его ба­таль­о­на. Там под­руч­ны­ми сред­ст­ва­ми по­жар в ма­ши­не по­ту­ши­ли. Бо­е­при­па­сы, на­хо­див­шие­ся в ма­ши­не, от ог­ня рас­ка­ли­лись, а по­ро­хо­вые за­ря­ды арт­вы­ст­ре­лов по­чер­не­ли, тем не ме­нее, все обош­лось.

В сра­же­ни­ях за Гроз­ный бы­ла впер­вые в пол­ной ме­ре про­де­мон­ст­ри­ро­ва­ны воз­мож­но­сти тан­ко­во­го ору­дия, ос­на­щен­но­го ав­то­ма­том за­ря­жа­ния. Ра­нее ско­ро­стрель­ность Т-72 – до 8 вы­стре­лов в ми­ну­ту при ав­то­ма­ти­че­ском за­ря­жа­нии – в пол­ной ме­ре ис­поль­зо­ва­лась ред­ко. За­тра­ты вре­ме­ни на по­иск ми­ше­ни и при­це­ли­ва­ние все­гда ока­зы­ва­лись боль­ши­ми, чем на за­ря­жа­ние. Танк фак­ти­че­ски про­из­во­дил не бо­лее 5 вы­стре­лов в ми­ну­ту. Но вот во вре­мя пер­во­го штур­ма Гроз­но­го в 1995 г. на­сту­паю­щим пе­хот­ным ба­таль­о­нам по­тре­бо­ва­лась мощ­ная ар­тил­ле­рий­ская под­держ­ка для по­дав­ле­ния ста­цио­нар­ных и от­лич­но ук­ре­п­лен­ных ог­не­вых то­чек бое­ви­ков. На­хо­дя­щая­ся на за­кры­тых по­зи­ци­ях ар­тил­ле­рия ни­чем по­мочь не мог­ла, так же, как и авиа­ция, – слиш­ком близ­ко стоя­ли про­тив­ни­ки. И то­гда ко­ман­дир кор­пу­са ге­не­рал Лев Рох­лин при­ме­нил при­ем, по­лу­чив­ший на­зва­ние «ог­нен­ная ка­ру­сель»: танк за­пол­зал в окоп и ми­ну­ты за три вы­пус­кал все 22 сна­ря­да ав­то­ма­та за­ря­жа­ния, по­сле че­го ухо­дил в тыл, а на его ме­сто ста­но­вил­ся дру­гой, за ним – тре­тий.

В даль­ней­шем, по­сле обес­пе­че­ния всех тан­ков ди­на­ми­че­ской за­щи­той, при пра­виль­ном их ис­поль­зо­ва­нии тан­ки­сты вы­пол­ня­ли по­став­лен­ные за­да­чи прак­ти­че­ски без по­терь. В мар­те 1996 го­да в ос­во­бо­ж­де­нии по­сел­ка Гой­ское при­ни­ма­ла уча­стие тан­ко­вая ро­та Т-72Б од­но­го из мо­то­стрел­ко­вых пол­ков Ураль­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га. Тан­ки, на­хо­дясь в бое­вых по­ряд­ках мо­то­стрел­ков, по­шли в ата­ку с ру­бе­жа, уда­лен­но­го от по­зи­ций бое­ви­ков на 1200 м. Про­тив­ник пы­тал­ся от­ра­зить тан­ко­вую ата­ку ог­нем из ПТРК ра­ке­та­ми 9М111 «Фа­гот». Все­го бы­ло про­из­ве­де­но 14 пус­ков ПТУР. Две ра­ке­ты не дос­тиг­ли це­ли бла­го­да­ря уме­ло про­ве­ден­но­му эки­па­жем од­ной из ма­шин ма­нев­ру (обе ра­ке­ты пред­на­зна­ча­лись од­но­му тан­ку), 12 ра­кет по­па­ли в тан­ки, а в од­ну из ма­шин по­па­ли сра­зу че­ты­ре ра­ке­ты. Тем не ме­нее, по­сле этих по­па­да­ний эки­паж и танк со­хра­ни­ли свою бое­спо­соб­ность и про­дол­жа­ли вы­пол­нять по­став­лен­ную бое­вую за­да­чу. На ма­ши­не бы­ли по­вре­ж­де­ны ту­рель зе­нит­но­го пу­ле­ме­та, ко­ман­дир­ский при­бор на­блю­де­ний ТКН-3В и приз­мен­ный при­бор на­блю­де­ния на­вод­чи­ка. На ос­таль­ных тан­ках, ко­то­рые по­лу­чи­ли по 1-2 по­па­да­ния ПТУР, име­лись по­вре­ж­де­ния ящи­ков ЗИП на над­гу­се­нич­ных пол­ках, раз­ру­ше­ние про­жек­то­ров «Луна-4», по­вре­ж­де­ние ту­ре­ли зе­нит­но­го пу­ле­ме­та НСВТ-12,7 «Утес». Ос­таль­ные по­па­да­ния ПТУР вы­зва­ли толь­ко сра­ба­ты­ва­ние эле­мен­тов ди­на­ми­че­ской за­ши­ты. Про­би­тие бро­ни бы­ло дос­тиг­ну­то толь­ко на од­ном тан­ке в ре­зуль­та­те пус­ка ра­ке­ты «гор­кой» и по­па­да­ния ее в баш­ню под уг­лом 15-20° свер­ху вниз в рай­оне лю­ка на­вод­чи­ка. В ре­зуль­та­те про­би­тия бро­ни ку­му­ля­тив­ной стру­ей бы­ла по­вре­ж­де­на элек­тро­про­вод­ка и лег­ко ра­нен на­вод­чик. Танк со­хра­нил свою бое­спо­соб­ность и, не­смот­ря на то, что в ре­зуль­та­те по­вре­ж­де­ния про­вод­ки вы­шел из строя ав­то­мат за­ря­жа­ния, про­дол­жал вы­пол­нять по­став­лен­ную за­да­чу. По­сле боя он был от­прав­лен в ре­монт. На ос­таль­ных ма­ши­нах бы­ли за­ме­не­ны лишь сра­бо­тав­шие эле­мен­ты ди­на­ми­че­ской за­щи­ты. Ог­нем из тан­ко­вых пу­шек пус­ко­вые ус­та­нов­ки ПТУР и их рас­че­ты бы­ли унич­то­же­ны.

Во вто­рую че­чен­скую кам­па­нию по­те­ри бро­не­тан­ко­вой тех­ни­ки Рос­сий­ской Ар­мии бы­ли зна­чи­тель­но мень­ше, чем в пер­вую. Ска­за­лись на­ли­чие у боль­шин­ст­ва офи­це­ров бое­во­го опы­та, обу­чен­ность эки­па­жей и ор­га­ни­за­ция чет­ко­го взаи­мо­дей­ст­вия и все­сто­рон­не­го обес­пе­че­ния бое­вых дей­ст­вий. При уме­лом ис­поль­зо­ва­нии тан­ки ус­пеш­но при­ме­ня­лись и в го­род­ских ус­ло­ви­ях, иг­рая ре­шаю­щую роль. Они сво­им ог­нем унич­то­жа­ли об­на­ру­жен­ные ог­не­вые сред­ст­ва про­тив­ни­ка, по­сле че­го пе­хо­та про­дви­га­лась впе­ред. Так, на­при­мер, дей­ст­во­ва­ла тан­ко­вая ро­та 205-й от­дель­ной мо­то­стрел­ко­вой бри­га­ды при ос­во­бо­ж­де­нии Ста­ро­про­мы­слов­ско­го рай­она Гроз­но­го в де­каб­ре 1999-январе 2000 го­да. Уда­ле­ние тан­ков от мо­то­стрел­ков со­став­ля­ло не бо­лее 50 м, что обес­пе­чи­ва­ло их за­щи­ту от ог­ня гра­на­то­мет­чи­ков с флан­гов и с ты­ла, а огонь во фрон­таль­ные про­ек­ции ма­шин не при­чи­нял им вре­да. В Гроз­ном от ог­ня бое­ви­ков был по­вре­ж­ден толь­ко один танк этой ро­ты, ко­то­рый в крат­чай­шие сро­ки был вос­ста­нов­лен ре­монт­ны­ми под­раз­де­ле­ния­ми бри­га­ды. Эта ма­ши­на под ко­ман­до­ва­ни­ем од­но­го из ко­ман­ди­ров взво­дов, на­ру­шив­ше­го при­каз ко­ман­ди­ра ба­таль­о­на, вы­рва­лась впе­ред и ос­та­но­ви­лась под сте­на­ми пя­ти­этаж­но­го до­ма, за­ня­то­го бое­ви­ка­ми. Бое­ви­ки мгно­вен­но от­кры­ли по ней огонь из гра­на­то­ме­тов с верх­них эта­жей зда­ния. В ре­зуль­та­те не­сколь­ких по­па­да­ний на тан­ке бы­ли по­вре­ж­де­ны ра­диа­то­ры и зе­нит­но-пу­ле­мет­ная ус­та­нов­ка. Сво­им хо­дом эки­па­жу уда­лось вы­вес­ти ма­ши­ну из боя, по­сле че­го ее от­пра­ви­ли в ре­монт­ное под­раз­де­ле­ние. Ни­кто из чле­нов эки­па­жа не по­стра­дал. За пе­ри­од с ок­тяб­ря 1999 го­да по ав­густ 2000 го­да в этой тан­ко­вой ро­те не по­те­ря­ли ни од­но­го че­ло­ве­ка и ни од­но­го тан­ка.

В хо­де гру­зи­но-ю­го­осе­тин­ско­го кон­флик­та в ав­гу­сте 2008 Т-72 при­ме­ня­лись вой­ска­ми Гру­зии и Рос­сии. Рос­сий­ские вой­ска по­те­ря­ли 2 тан­ка, гру­зин­ские – око­ло 55. Из них око­ло 25 бы­ло взя­то как тро­феи, ос­таль­ные бы­ли унич­то­же­ны, ли­бо в хо­де бое­вых дей­ст­вий, ли­бо по их окон­ча­нии.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
captcha
Генерация пароля