Бедные родственники (1 фото)

В двух словах предыстория: родился в самом начале 90-х, когда предки хуй на меня класть хотели, а остальные родственники тем паче. Школячество провёл с бабкой и дедом, который был в высшей степени эпическим персонажем: в совке умудрился из дичайшей глубинки приехать в Москву, окончить МГУ, отработать юрисконсультом, отслужить в милиции опером, отсидеть после этого и под развал поработать коммерсантом.

Бедные родственники-1 фото-

Так вот, пока все ложили на меня хуй, дед учил меня превозмогать, быть мужиком, хитрожопить в меру, ценить друзей и ссать в рожи петухам, которые хотят с меня что-то поиметь, а как откинулся несколько лет назад – переписал свою охуительную двухкомнатную хату в годном районе в паре шагов от парка и метро, в обход всех унтеров сразу на меня, под громогласную канонаду жоп родственничков.

Синопсис такой: я положил болт на все охуенные предложения “Поделить хату с родственниками по совести” и “Неча одному в двухкомнатной ютиться!”, жил-поживал, учился в универе на бюджете и замутил с несколькими друганами предприятие, которое позволяет вполне себе нормально существовать.
И что же вы думаете? Давеча меня призывают родственнички СХОДИТЬ В ГОСТИ-ТО к зондер-своре из бабок, крёстного отца, которого я после 13 лет дважды в жизни видел, его сыночек-корзиночек, и прочего скама, на день рождения бабы Сраки, которую я с сосничества на дух не переносил – вся родня, якобы, в сборе, все меня ждут – не дождутся, а то я нелюдимый мол стал, с родственниками совсем не контачу, непорядок!
Я уже тогда начал смекать, что дело пахнет керосином, и что ВНЕЗАПНОЕ желание дорогих родственников меня увидеть-полюбить-обласкать запросто так не возникнет – но хуй с ним, списал на традиционализм этой кодлы – мол, родственники, хуле. Тем паче я ватник-традиционалист, хуле семью-то не уважить? Хотя я их всех в гробу видал, да

Приезжаю в этот гадюшник на метро, ибо машина хоть и атрибут успешных людей, но ДОРАХА, да и в Москве особо-то и в хуй не упёрлась. Да и всегда козырнее вложить деньги в дело и отремонтировать квартиру до хорошего состояния.
Встречают меня чуть ли не с хлебом-солью, мол, “ТАКОЙ БОЛЬШОЙ ВЫМОХАЛ, ЕЛЕ ТЕБЯ УЗНАЛ, ОГО!” и прочая срань. Потащили, значится, за стол, где пировала именинница и вся компания – и, в особенности, моя троюродная сеструха со своим ёбырем лишнехормосомным Ванькой-полуерохиным и корзиночкой года-с-копейками от роду. От предложений полюбоваться/подержать отпрыска я уже начал пригорать, но виду, как настоящий Штирлиц, не подал и вежливо отказался. (Так-то я к детям отношусь нормально если они и их родаки нормальные, но без овуляшного и подобного ему фанатизма).

Хоть праздник и крутился вокруг бабы Сраки, всем столом отчаянно чествовали новую пару, рассказывали, какие они охуенные, как здорово, что зайку подвезли и прочая срань. Думаю, многие знают, о чём я говорю. Я за этой хуйнёй взирал с конца стола, наворачивая салат и накатывая хуёвой настойки, чтобы скрасить “праздник” и уже начал задумываться, как бы поскорее уебать с этого веселья до того момента, как старушенции начнут нараспев вспоминать старые застольные песни, как крёстный начал толкать серьёзную телегу про то, что какая-то там родственница по сотому колену, у которой кантовалась троюродная сеструха со своим выводком и ёбырем, отъехала, и прямые наследники недвусмысленно намекнули им, что “душевной добротой” покойной не обладают, и делиться хатой не будут, и чтобы товарищи оставили однокомнатку пустой в самое ближайшее время. Вся родня рванула клеймить жутких пидорасов, поясняя, что это не наши люди, наши люди так бы не поступили, недвусмысленно поглядывая на меня, как бы говоря, мол, чего затих, что тебя не слышно?

Я начал понимать, куда дует ветер в этой посиделке, а меня резко начали расспрашивать, когда это, типа, я буду жениться и есть ли у меня избранница. Я решил не вилять жопой и сказал, что мне ,мол, кольцеваться рановато, чай только недавно 21 стукнуло, и вообще я со всем этим делом спешить не собираюсь лет до тридцати.
Порицающие взгляды родственников и вздохи в духе “Ну как же так, такой большой же уже!” приводить не буду, но все были настроены приторно-дружелюбно, и крёстный продолжил свои охуительные тирады. “Вот ты в двухкомнатной живёшь” – как бы между делом поинтересовался он – “а на что тебе две комнаты-то? Да и вообще, я вон в твои годы уже женился, а пока не сошёлся с %бабканейм%, жил в общаге, и мне было норм!”

Я в этот момент натурально начал чувствовать себя героем этой ситуации, что невольно вызывало желание проиграть, но дальше на меня обрушился поток историй о том, как же страдают бедные молодожёны со своим зайчиком, и как им жутко нужна жилплощадь.
Я кивал, и пытался сделать как можно менее ехидный ебальник, но настойка работала, и получалось у меня плохо. Заодно я представлял, как бы от души проигрывал бы со мной мой дед, будь он жив и как снаблюдал бы он все эти ехидные виляния жопой от этих горе-многоходовщиков. Родственники, по-видимому, решили что я из робкого десятка, который не может не согласиться с общим мнением или что я полностью и целиком сочувствую горю этих двоих ретардов и всей душой рвусь помочь, так что удовлетворённый своим красноречием крёстный закончил очередную тираду в безапелляционном духе: “В общем, пусть пока Лера с Кириллом у тебя поживут, а если ты себе жену найдёшь, так вы отлично сдружитесь – вместе жить веселее и помогать друг другу будете в случае чего!”

-Нет.
. . . . . .
-То есть нет? Как это? – будто бы не понял меня крёстный.
-Нет. Не поживут.
Бабки за столом заохали.
-Это почему ещё? – всерьёз переспросил меня усач, повышая голос.
-А с какой это, расскажи мне, стати, я должен делить свою хату с парой хренов с горы, которых я последний раз видел пару лет назад?
Застольная компания опешила.
-Это ты кого так называешь?! – начала выть баба Срака с другой стороны стола, пока усач пытался подобрать слова, вербализующие его глубочайший душевный дискомфорт и разочарование во мне – “Как ты с родственниками своими разговариваешь?! Совсем что-ли мозги прокисли, пока один жил?!!”
Грубить старушенции я посчитал лишним, и бросил на неё кислый взгляд, не убирая ухмылку эталонного йобы с морды лица. Голос, наконец, подал ёбырь моей троюродной сестрицы:
-Да ты там совсем оборзел, пацан! Тебе родная кровь говорит своим помочь, а ты совсем оборзел там? А ну, выкидывай эту дурь из себя и поступи как мужчина, а то как баба мямлишь что-то!
Сноп бабок рассыпался в согласии с этим дауном, который с трудом дотягивался мне до носа макушкой. Я встал из-за стола.
-Нет. Идите нахуй. А ты, петухан, если ещё раз откроешь клюв, будь добр пояснить за свои слова – пойдём выйдем и разберёмся, как ты начнёшь мямлить.
Унтер начал показушно петушиться, крича, что сейчас как выйдет, да как разберётся, но уверенности и яиц за поциэнтом явно не чувствовалось. Я хотел было ещё по нему проехаться, но тут вмешался крёстный, всё ещё видимо думающий, что меня можно развести, делая вид, что успокаивает буйного Кирюшу, который всем видом грозился обойти стол и “объяснить мне, как он с такими, как я, разговаривает”, но обход всё никак не начинался.
-Ой, да как же так-то?! Вот я твоего деда знала, он не такой был! Он бы точно пустил Кирюшу и Леру, а ты совсем бессердечный! Неужели дедушка ошибся, когда на тебя, дурного бобыля, квартиру переписал?!
-Нет. Я вас всех в гробу видал, а дед мой вас на хую вертел. Умеете стол накрывать хороший, да песни поёте славно – вот квартирку молодожёнам и оплатите.
Я видел много бугурта в жизни, но такого массового подрыва и лютого энрейджа с проклятиями, криками в духе “ТЕБЕ КВАРТИРА ДОБРА НЕ ПРИНЕСЁТ!”, и прочих сластей не видал. С унтерами не общаюсь уже почти год, бабка, с которой я дружен, говорит, что я малаца и всё правильно сделал, а я теперь у этих унтеров что-то навроде Бугимэна стал – мол, “Будешь себя плохо вести – вырастешь плохим, как %юзернейм%.

Один из лучших дней в моей жизни.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
captcha
Генерация пароля