черт побери
чертовски развлекательный сайт

Батальон славы

За всю историю Великой Отечественной войны это единственный случай, когда весь личный состав крупного подразделения – живые и мертвые – был награждён орденом Славы.
Одной из проблем, в которой сталкивались наши войска в заключительный период войны, было то, что немцы до начала нашей артподготовки отводили свои части на запасные позиции, и когда наши войска переходили в наступление, их встречали плотным огнём немецкие части, почти не пострадавшие во время артподготовки. Поэтому некоторые командиры дивизий прорва выделяли из состава дивизии один передовой батальон, который должен был выявлять, не отвел ли противник свои войска с первой позиции, и уточнять систему его обороны и огня.
Фактические такие батальоны были аналогами штурмовых подразделений времён первой мировой войны.

Батальон славы

Так было и в Висло-Одерской операции: для наступления с Пулавского плацдарма из состава 77-й гвардейской стрелковой дивизии был выделен 1-й батальон 215-го гвардейского стрелкового полка. Командир дивизии генерал-майор Василий Семёнович Акаскелов поставил командиру батальона гвардии майору Борису Николаевичу Емельянову задачу уничтожить противника в опорном пункте на высоте 166,7, овладеть второй траншеей на западных скатах этой высоты и развивать наступление в направлении высоты 162,8 с целью выявить систему огня и опорные пункты противника в глубине. В случае усиления сопротивления противника и перехода его в контратаку батальону приказывалось закрепиться на высоте 166,7 и вести разведку в направлении высоты 162,8. Батальон должен был наступать на фронте 900 м.

Главные же силы дивизии имели задачу развить успех передового батальона. При неуспехе действий передового батальона намечалось заново провести артиллерийскую подготовку и только после этого переходить в наступление.

Рубеж перед плацдармом был оборудован позициями, имевшими по две — три, а местами и четыре траншеи. Расстояние между позициями составляло 1,5–3 км. Плотность стрелковых ячеек на 1 км фронта составляла 100–120, а пулеметных площадок — 12–13. Весь передний край обороны противника прикрывался проволочными и минно-взрывными заграждениями. Проволочные заграждения проходили в 20–25 м от первой траншеи и состояли из двух — трех рядов проволочной спирали и рогаток. Для усиления проволочных заграждений противник устанавливал в них противопехотные мины натяжного действия. Местность в полосе наступления батальона была открытая, пересеченная, с большим количеством высот, ручьев, оврагов и населенных пунктов.
В полосе предстоящего наступления 77-й оборонялся 1-й пехотный батальон 55-го пехотного полка 17-й пехотной дивизии, усиленный двумя дивизионами артиллерии. Противник занимал командные высоты 168,8 и 166,7; это позволяло ему хорошо организовать систему огня и наблюдения и просматривать расположение наших войск на глубину до 2 км.

1-й стрелковый батальон 215-го гвардейского стрелкового полка в ночь на 12 января занял исходный район на западном берегу безымянного ручья на позициях боевого охранения 41-й стрелковой дивизии, ранее оборонявшей этот участок. Батальон состоял из трех стрелковых рот общей численностью по 202 человека, пулеметной роты (9 станковых пулеметов) и минометной роты (9 минометов). Батальон был усилен батареей 79-го гвардейского отдельного истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона, взводом танков Т-34 (3 танка 68-й танковой бригады), батареей СУ-76 (четыре установки) и ротой 257-го инженерно-саперного батальона. Однако если в целом соотношение сил и средств на фронте дивизии было в пользу наших войск, то противостоящие нашему батальону немецкие силы превосходили его в 2,2 раза в людях, в 10 раз в танках, в 9,3 раза в пулемётах и в 8 раз в миномётах.
В ночь на 14 января наши сапёры проделали ходы в заграждениях противника, а в половине девятого утра рассветом начался 25-минутный артналёт.
Детальное изучение противника позволило правильно спланировать артиллерийское обеспечение боевых действий передового батальона и вести эффективный огонь по живой силе и огневым средствам противника. Противник на переднем крае был надежно подавлен и не смог оказать сильного сопротивления из первой траншеи.

За четыре минуты до окончания артиллерийской подготовки подразделения батальона под прикрытием артиллерийского огня приблизились к переднему краю противника и заняли исходное положение для атаки в 100–150 м от его первой траншеи.
С переносом огня артиллерии на вторую траншею подразделения батальона совместно с танками при поддержке самоходно-артиллерийских установок стремительно атаковали передний край обороны противника и, преодолевая его сопротивление, к 9 часам ворвались в первую траншею. Однако во второй траншее противник оказал сильное сопротивление. Пришлось дополнительно обстреливать её из миномётов. Пятнадцать минут спустя батальон вновь бросился в атаку.
Овладев второй траншеей, наш батальон оказался на западном скате высоты 166,7, выполнив ближайшую задачу. Оборона противника на первой позиции была нарушена. Стало возможным наблюдать всю оборону противника и прицельным огнем уничтожать его живую силу и огневые средства в глубине.
Из-за стремительного продвижения 1-го стрелкового батальона 215-го гвардейского стрелкового полка противник не смог организовать контратаку вторым эшелоном полка. Не смогли немцы применить и имевшиеся у них танки. И тогда они заняли жёсткую оборону по реке Чернявка, вдоль берега которой проходила третья траншея.

Река стала препятствием для танков и самоходок, и нашим гвардейцам пришлось преодолевать её вплавь под огнём противника. Тем не менее, уже к 10 часам траншея была взята. Лишь после этого в бой был введён 218-й гвардейский стрелковый полк, который и продолжил наступление через брешь, пробитую в обороне противника.
Таким образом, один батальон выполнил боевую задачу целой дивизии, при этом не имея над противником превосходства в силах и средствах.
Батальон уничтожил около 400 солдат и офицеров противника. 15 солдат было взято в плен. При этом батальон уничтожил один дот, четыре дзота, две 37-миллиметровые пушки, три самоходно-артиллерийские установки, один бронетранспортёр, десять пулемётных гнёзд и захватил четыре дальнобойных орудия.

В конце января 1945 года Военный совет 69-й армии, отмечая массовый героизм при прорыве вражеской обороны на реке Висла, присвоил стрелковому батальону гвардии майора Емельянова почётное наименование «Батальон Славы». Весь рядовой и сержантский состав батальона был награждён орденами Славы, командиры взводов – орденами Александра Невского, командиры рот – орденами Красного Знамени. Самому же майору Емельянову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Действиям нашего батальона существенную помощь оказали артиллеристы. Для поддержки боя батальона были выделены 40-й артиллерийский полк, 469-й гаубичный артиллерийский полк, 243-й минометный полк и на период артиллерийской подготовки — три батареи 435-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка, ведшие огонь с открытых огневых позиций.

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Karina

Комментарии: 0Публикации: 2457Регистрация: 17-10-2016
Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
В личный кабинет
В личный кабинет
Загрузка...
Мы в социальных сетях