Ассистент смерти: великий гуманист или маньяк ?

Джек Кеворкян, больше известный всему миру как “Доктор Смерть”, осужденный за незаконное умерщвление людей на странно обозначенный срок – 10-25 лет, год назад выпущенный из тюрьмы досрочно, вознамерился баллотироваться в Конгресс США как независимый кандидат от штата Мичиган.  Шаг, надо полагать, такой же скандально-отчаянный, как и вся его жизнь. В конгрессмены Кеворкян надумал податься для того, чтобы добиться “честности и откровенности в коррумпированном Вашингтоне”. А точнее – отстаивать право человека на уход из жизни по собственному желанию уже на другом, куда более высоком витке.

Ассистент смерти: великий гуманист или маньяк ?

Этого бунтаря-одиночку от медицины одни считают великим гуманистом, другие – маньяком-убийцей. Сам Кеворкян скромно величает себя “просто ассистентом смерти”. Но, наверное, больше всего ему подошла бы аналогия с Хароном – перевозчиком душ в подземном царстве Аида.
Он родился в Америке в 1928 году, в Понтиаке (севернее Детройта), в семье верующих армянских иммигрантов, спасшихся от турецкой резни. От родителей Кеворкян знает армянский язык. В дополнение к английскому сам освоил немецкий и японский. И даже русский. В прошлом году, когда корреспондент НТВ Екатерина Устинова пришла брать у него интервью, он несказанно удивил ее, заговорив по-русски. Основными хобби, помимо медицины, для него всегда были музыка и живопись. Джек играет на флейте, слушает классику и рисует маслом.

В 1952-м окончил медицинский факультет Мичиганского университета и улетел призывником на Корейскую войну. Сумел вернуться живым, правда, заработав себе пожизненный гепатит. Из всех врачебных специализаций Джек выбрал профессию патологоанатома, кем и оставался долгое время, работая в клиниках Калифорнии и Мичигана. Смерть была всегда рядом с этим человеком – на Корейской войне и в жутковатой тиши моргов. Он сжился с нею, он ее почти полюбил. Джек Кеворкян не просто приветствовал эвтаназию – он всю жизнь боролся за ее легализацию, боролся активно, не отказывая в помощи тем, кто в ней нуждался.

О праве человека уйти из жизни по собственному желанию, когда жизнь его становится непереносимой, спорят давно и упорно на разных уровнях. Обсуждается этот вопрос в России, Японии и Великобритании. Законы, разрешающие эвтаназию, приняты в Нидерландах (2001), Бельгии (2002), в Швейцарии (2005), во Франции (2005). Америка на такое на государственном уровне не идет, но и здесь уже появились исключения из правил. Медицинское содействие в самоубийстве (physician assisted suicide) разрешено в штате Орегон с 1998 года. А в 2005 году Сенатский комитет Калифорнии одобрил законопроект о праве неизлечимо больных на эвтаназию…

Джек Кеворкян (который, будь он гражданином вышеперечисленных стран или штатов США, не классифицировался бы как преступник) борется за расширение этого списка. Нет бы ему перебраться в свое время в Орегон и там на законных основаниях творить свое сомнительное, вернее, спорное добро. Но ему, видимо, нравилось всю жизнь плыть против течения, быть белой вороной… Правильнее будет сказать – черным голубем. И еще ему нравились игры со смертью, запах смерти, дыхание смерти.

Будучи еще молодым 28-летним специалистом, он с камерой в руках наблюдал за умирающими в больнице людьми, чтобы заснять радужную оболочку и зрачок их глаз, зафиксировать признаки надвигающегося конца. Понятно, все настоящие ученые в своем роде маньяки, одержимые какой-либо идеей. Возможно, Кеворкян тоже стремился сделать свое сенсационное открытие, которое вошло бы в учебники медицины, скажем, как “эффект Кеворкяна”. Только есть одно маленькое “но”: он признался, что сама эта охота за смертью ему доставляла удовольствие. Кстати, прозвище “Доктор Смерть” он получил еще в те годы от своих коллег и сам рассказывал позже, что в больнице над ним все насмехались.

В 1987 году Кеворкян поместил первое объявление в детройтской газете: “Врач-консультант дает советы, как добровольно расстаться с жизнью.” Лаконично и ясно. И клиенты потянулись к “врачу-консультанту” из разных штатов. В 1989 он сконструировал “машину для самоубийства” – Thanatron (от греч. бога смерти Танатоса), что, конечно, громко звучит для самоделки, собранной на кухне и представляющей собой подвеску для капельницы с тремя перевернутыми пузырьками, из которых смертельная доза анальгетиков и токсичных препаратов подавалась прямо в кровь пациента. Ах да, и еще с кнопочкой, которой при желании мог воспользоваться сам больной.
В 1991 году, после того как Кеворкян помог умереть трем обратившимся к нему клиентам, его лишили лицензии на занятия медицинской практикой. Но это его не остановило. Со всей Америки в штат Мичиган неизлечимо больные продолжали приезжать к “Доктору Смерть”, умоляя избавить их от страданий. И он никому не отказывал, даже в тот период, когда вопрос о его деятельности пытались решить в судебном порядке. Однажды он помчался к больному раком старику, ожидавшему его финальной помощи, прямо из зала суда.

За период с 1990 по 1998 год американский Харон переправил на тот свет 130 человек (а по его словам, даже больше). “Все, что я делал, было нелегально, то есть противозаконно, – хладнокровно признавал он, – но это не означает, что неправильно. Аборты тоже когда-то были запрещены.” Своим страшным промыслом он занимался по убеждениям или по нездоровой потребности, но явно не для наживы. За свои услуги он вообще не брал денег, даже за лекарственные препараты для летальных инъекций (одна процедура обходилась ему в $90).
К деньгам и земным благам Кеворкян всегда был равнодушен. Он не стремился разбогатеть, жил в дешевых квартирах, снятых в рент, ездил на подержанных автомобилях, даже одежду принципиально покупал себе только в second-hand магазинах. И заботиться ему было не о ком – он так и не обзавелся семьей.

Вину доктора долго не могли доказать. Четыре раза Джек Кеворкян представал перед судом, но за отсутствием соответствующих законов в штате Мичиган его вынуждены были отпускать, пока он сам не помог следствию, отправив компромат на самого себя.
Его последним пациентом в 1998 году стал полностью обездвиженный Томас Юк. Поэтому нажимать на роковую кнопку пришлось самому “Доктору Смерть”. Кеворкян заснял на видеокамеру весь сеанс этаназии и отправил пленку на телевидение, чем и подписал себе приговор. На следующий день умерщвление Томаса Юка увидели в прямом эфире программы “60 минут” канала CBS миллионы американцев. Все мы помним, какой это вызвало тогда шквал эмоций: одни были вне себя от возмущения, другие приветствовали отважного доктора-избавителя.

То был вполне осознанный и продуманный шаг со стороны Кеворкяна – он стремился заставить Соединенные Штаты решить на государственном уровне вопрос о праве человека самому решать свою судьбу в экстремальных ситуациях, о праве не страдать и не мучить близких, если финал заранее известен. Знаменательно: пока Кеворкян, отпущенный под залог, ждал вызова в Окружной суд Окленда, рядом с ним находились родственники Томаса Юка – брат Терри и вдова Мелоди. Они порывались выступить в защиту “Доктора Смерть”, но суд отказал им.
Кеворкян никогда не был лечащим врачом. Именно этот аргумент приводят его противники и судьи, доказывая, что он не имел морального и юридического права выносить своим пациентам смертный приговор.

26 марта 1999 года Джек Кеворкян был обвинен в убийстве (второй степени) Томаса Юка и приговорен к тюремному заключению сроком от 10 до 25 лет (?!). В своей заключительной речи судья-католичка Джессика Купер гневно бросила в лицо обвиняемому: “Вы не имели никакого права проводить эту процедуру, уже 8 лет как вы лишены медицинской лицензии и при этом имели наглость показать пленку с убийством в эфире национального канала. Вы решили проверить, сможет ли закон вас остановить, так вот – считайте, что вас остановили.”
В том, что патологоанатом Джек Кеворкян помешан на смерти, сомневаться не приходится. Причем не на смерти в эзотерическом понимании (где она не конец всему, а начало, дверь, переход в иной мир – мир чистого духа и вечной жизни), а на смерти самой по себе, со всеми ее атрибутами. Ведь Кеворкян ни в Бога, ни в “чудеса” не верит. Значит, для него все кончается здесь и сейчас – в тот самый момент, когда он отнимает у человека жизнь.

Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на полотна Кеворкяна, написанные маслом, продающиеся по бешеным ценам, но которые специалисты отказываются даже называть живописью. Во всех его произведениях запечатлено одно и то же – смерть, страдания и боль, сопряженные с нею. И патетика. Этакий апофеоз Смерти, в котором сам автор выступает в облике рыцаря.
Неудивительно, что Джек Кеворкян стал героем и апостолом радикальной “Церкви эвтаназии” (есть, оказывается, и такая), основанной Крисом Корда в Бостоне. “Церковь” борется с перенаселенностью планеты весьма своеобразными методами. На ее сайте, к примеру, можно прочесть лозунги типа: “Eat people, not animals”. А ее главный девиз: “Покончи с собой и спаси планету!”

“Доктор Смерть” настолько вошел в моду в определенных кругах, что появились даже новые словечки, в основу которых легла его фамилия. В частности, в компьютерном лексиконе стали модными термины типа: “кеворкинизация”, “кеворк”, “кеворкнуть” как синонимы delete или cut, вошедшие даже в новое издание словаря хакеров.
После бурных эмоций во всех СМИ мира, начиная с Америки, восемь лет о “Докторе Смерть” ничего не было слышно – те восемь лет, что он отбывал свой срок в мичиганской тюрьме строгого режима “Кинросс”. В роли заключенного Кеворкян вел себя тихо – размышлял, читал и даже написал две книги – понятно, на какую тему. За примерное поведение и ввиду ухудшения состояния здоровья 2 июня 2007 года 79-летнего дисквалифицированного патологоанатома досрочно выпустили на свободу.

Два года Джек Кеворкян обязан находиться под усиленным наблюдением полиции, ему запрещено не только заниматься эвтаназией, но и консультировать кого бы то ни было, в противном случае он снова отправится за решетку досиживать свой срок. Правда, по заключению тюремных врачей, после выхода из тюрьмы ему оставалось жить не больше года.
Однако, похоже, престарелый Харон не спешит расставаться с жизнью. Напротив, он снова намеревается привлечь к себе внимание мира. Нет, нарушать запретов он не будет, потому как не хочет снова оказаться в тюрьме – и возраст не тот, и здоровье. Он не будет, подобно серийному маньяку-убийце, снова, под покровом ночи, возиться с телами тех, кому помог уйти из жизни, не зная, куда их деть. (Кстати, возникает вопрос, если то, чем он занимался, было благим делом, почему он, умерщвляя пациентов в своем стареньком микроавтобусе, потом не знал, как избавиться от тел, подбрасывая их в мотели, приемные больниц и морги. Значит, процедура эта в большинстве случаев проводилась втайне не только от властей, но и от родственников неизлечимо больных?)

Джек Кеворкян намерен выйти из глубокой тени своих прошлых деяний на яркий свет и всеобщее обозрение – в Конгрессе США.
“Я хотел решить этот вопрос для Америки раз и навсегда, конституционным путем, – говорит он. – Мы с моим адвокатом дошли до Верховного суда еще в 1997 году, но они сказали: нам нужно конкретное дело, конкретные обстоятельства и конкретный человек. Через год я предоставил им дело Томаса Юка, но они даже не стали его рассматривать!.. Здесь это никому не нужно! В Америке не хотят легализовать эвтаназию, потому что на этом завязаны огромные деньги. Америке выгодны умирающие, а не мертвые.”

Выход Кеворкяна из тюрьмы был отмечен открывшейся в ночном клубе Webster Hall выставкой его живописи под названием “Welcome Back, Doc!” Адвокат “Доктора” сообщил, что его клиент намерен снова заняться живописью. “Спасибо за предупреждение”, прокомментировали журналисты.
Помимо занятий живописью, Джек Кеворкян никогда не забывал про свое второе хобби – музыку, играя на флейте и органе. За пару лет до тюремного заключения – в возрасте почти 70 лет – он даже записал вместе с квинтетом Morpheus свой собственный альбом джазовых композиций. На обратной стороне диска приведено его обращение к слушателям, к людям вообще: “Могу поспорить, вы никогда бы не могли предположить, что человек, которого все кругом называют “Доктор Смерть”, большой поклонник Баха и джаза – Бенни Гудмена и Арти Шоу. Но я надеюсь, что через несколько лет обо мне скажут: это был врач, который пытался облегчить людям страдания… А музыка всегда помогала мне в этом.”

Да, относиться к деятельности “Доктора Смерть” можно по-разному – в зависимости от веры, убеждений, предрассудков, мировоззрения, но, вне сомнений, Джек Кеворкян войдет в историю медицины как борец, как новатор, как злой или добрый гений.

Элеонора Мандалян

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля