Армейская краткость – залог успеха

История известная: американцы после Второй Мировой тщательно изучали боевой опыт. В том числе выясняли, почему в боевой обстановке командирские решения проходили у янки быстрее, чем у японцев. И пришли к гениальному выводу: просто команды по-английски звучат короче, чем по-японски. В среднем на слово четыре звука, а у японцев — шесть с половиной. Кроме того, у американцев просто ненормальная любовь к аббревиатурам. В такой ситуации у русских, вообще, шансов не было. Велик, могуч и богат наш язык! Протяжен, как оренбургская степь. 

Армейская краткость - залог успеха


Сравните количество времени, затрачиваемое на произнесение одной и той же по смыслу фразы: «Чет-вёр-та-я ро-та» и «Камп дель-та». Казалось бы, в теории всё верно: у русских вообще нет шансов на высокую скорость управления войсками, дела ещё хуже обстоят, чем у японцев. Ан нет! На практике получалось наоборот: русские команды проходили на треть быстрее, чем американские. «Как же так?!» – поразились яйцеголовые из Пентагона. И думают до сих пор. А объяснение крайне простое: устав отдельно, жизнь отдельно. Вот, сравните: Первый вариант: «Всем подразделениям второго батальона сосредоточить огонь по установке противотанковых управляемых ракет «Хеллфайер» на высоте Горбатая, ориентир номер восемь». Второй вариант: Бл@, все п@здячим по той х@йне под берёзой». Второй вариант — это реальная жизнь. Так вот. Выходил наш танковый полк из Монголии. Процесс тот ещё, я вам скажу: ввели войска в 1969 году, во время обострения с Китаем. 

И двадцать лет завозили запасы, строились, обживались… Словом, тот случай, когда переезд равен трём пожарам. Командир полка приказал всем командирам подразделений подготовить списки вывозимого вооружения, техники, имущества и т.д. – от танков до портянок. Ротные две недели не спали ночей, матерились и обзаводились несмываемыми чернильными пятнами на пальцах. А начальник инженерной службы полка, главсапёр (не путать с «главбух» (начальник артиллерии) и «главспёр» – это заместитель по тылу) ходил и хихикал. В назначенный день ротные, пыхтя и сгибаясь под тяжестью рукописных талмудов, потянулись в штаб. А начинж вручил комполка измятый листочек, вырванный из тетрадки в клеточку. А там: Сп. выв. им-ва: 1. КМТ-5 — 5 шт. 2. ПЗМ — 2 шт. 3. БСП 110 — 52 шт… И так далее. Полковник собрал морщины на макушке, сплюнул и спросил: – Это, бл@, что за х@йня? Что за ботва, спрашиваю, бл@? Майор, дыша в сторону, пробормотал: – Ну как же, вот же ж. Список вывозимого имущества. Колейный минный трал — пять штук. Полковая землеройная машина — две штуки. Большая сапёрная лопата… – Йопова мама! А толком не расписать? Что, бл@, ещё за Ирма, три штуки? Ты чё, бл@дей с собой увозишь? 




Лишаешь монгольских союзников последнего достояния, бл@? Шозанах, где коммунистическая солидарность? – Так это же ж.. Это «инженерная машина разминирования», а не «Ирма»! Распространённая и общепринятая аббревиатура. Полковник хрюкнул, хмыкнул, харкнул и наложил поперёк листа в клеточку могучую резолюцию: «НХНП!!! Гвардии полковник Быкадоров». – А это что значит? – проблеял сапёр. – А это распространённая и общепринятая аббревиатура. НИ Х@Я НЕ ПОНЯЛ! – пояснил полковник, – иди, переписывай, пионер* @баный. __________ * для тех, кто не в курсе: «пионерами» вполне официально называли сапёров в 18-м веке.

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля