7 примеров, когда реальные исторические факты похожи на фарс

Оказывается, только часть истории написана победителями – многие её эпизоды были, по всей видимости, поспешно набросаны авторами комедий, которые отчаянно торопились закончить сцену. Просто обратите внимание на некоторые абсолютно реальные факты…

7 примеров, когда реальные исторические факты похожи на фарс


7. Гитлер страдал от неконтролируемого газовыделения

«Гитлер не мог остановить пердёж, он глотал таблетки из фекалий и, вероятно, был наркоманом». Это звучит так, как будто мы просто хотим наговорить гадостей на хорошего парня. Тем не менее, это взято не из бульварной газеты и не из диалогов семилетних детей, воюющих в школьном дворе – всё это есть в реальных медицинских документах Гитлера.

Ещё будучи ребёнком, Гитлер всякий раз, когда подвергался сильному эмоциональному воздействию, страдал от приступов неконтролируемого газовыделения. Многие полагают, что именно поэтому он стал вегетарианцем (это помогло ему с улучшением запаха, но ухудшило частоту). Как сообщается, каждый раз после обеда Гитлер исчезал в своей комнате, чтобы пережить очередной приступ наедине. Всё это заставляет по-новому взглянуть на фразу Гитлера по поводу разгрома Польши: «Я сварю из них напиток дьявола».

Постоянно смущаясь и страдая от кишечных судорог, Гитлер покончил с диетическими экспериментами и начал принимать специальные таблетки «Анти-газ доктора Кестера». Эти таблетки были рекомендованы ему его личным врачом, доктором Мореллом, который был таким же специалистом, как Гитлер – домашней сиделкой. Кроме того, Морель прописал ему «Mutaflor» – восхитительный коктейль из «бактерий, выведенных из фекалий болгарского крестьянина». Короче, таблетки из дерьма.

Когда эти таблетки не помогли, Гитлер обратился к более экстремальным методам. Преисполненный решимости покончить с болезнью, он стал ежедневно принимать всё больше и больше лекарств для спокойствия в животе. Ко времени своего самоубийства он принимал не менее 28 различных препаратов, в том числе барбитураты, транквилизаторы, морфин, бычью сперму и, возможно, даже амфетамины.

6. Чарльз Дарвин катался на галапагосских черепахах, шлёпая их по попкам

Первый визит Чарльза Дарвина на Галапагосские острова был великим моментом для науки (или для Сатаны, тут всё зависит от ваших взглядов). В любом случае, это было историческое событие. Именно там Дарвин заметил тонкие, но принципиальные изменения, которые происходят с животными разных видов – может, из-за эволюции, а может, почему-то ещё.

Однако Дарвин во время своей поездки обнаружил нечто большее, чем различия в клювах у птиц. Он также узнал, что если хлестать черепах по их незащищённым панцирем местам, то на них можно кататься, как на лошадях, и они не окажут никакого сопротивления. Этот момент был запечатлён в скульптуре, размещённой в украинском Парке скульптур героев.

Дело в том, что во времена поездки Дарвина на Галапагосские острова их очень редко посещали люди. Большинство животных были невероятно доверчивыми, так как они никогда прежде не сталкивались с реальной угрозой со стороны более умных и бесчувственных существ. Увидев это, Дарвин легкомысленно решил сделать себя единственным хищником на островах.

Чтобы проверить свою теорию, уважаемый биолог уселся своими шикарными ягодицами на массивную морскую черепаху и шлёпнул её по заду. К его радости, огромное существо встало и поползло прочь вместе с Дарвином, который всё ещё сидел на её панцире. Но птицы и черепахи легко отделались, по сравнению с игуанами, которых Дарвин описал как «отвратительных» и «глупых». Ради своих исследований Дарвин дёргал их за хвосты и издевался над бедными рептилиями, как только мог. Ради науки!

К тому времени, как Дарвин вернулся в Англию, он уже сформулировал основные принципы своей теории эволюции, которую позже изложил в своей книге «Животные: сильные трахают слабых» (рабочее название).

5. Русский композитор прятался в шкафу во время переговоров о капитуляции нацистов… И выпал из него

Через пару дней после того, как Адольф Гитлер покончил с собой, нацисты направили группу высокопоставленных офицеров вести переговоры о мире с Советским Союзом. С советской стороны представителей должен был принять генерал Василий Чуйков, который столкнулся с огромной проблемой: он хотел выглядеть перед нацистами официально и представительно, но рядом с ним не оказалось подобающих должностных лиц (они все были на передовой).

Не долго думая, Чуйков затащил к себе пару находившихся рядом военных корреспондентов, которые были в военной форме и могли сойти за официальную свиту. Вместе с корреспондентами находился и известный советский композитор Матвей Блантер, который был послан Сталиным в Берлин для написания праздничной симфонии в честь победы СССР. Однако поскольку Блантер был одет в гражданский костюм, он не мог быть представителем Красной Армии. С типично советской смекалкой Чуйков ловко засунул Блантера в шкаф.

К несчастью, в этом маленьком шкафу было довольно трудно дышать. Когда переговоры были уже близки к завершению, у Блантера закончился весь кислород, он потерял сознание и вывалился из шкафа в кабинет, напугав до смерти нацистов.

Таким образом, одна из самых важных капитуляций в одной из самых страшных войн в истории человечества закончилась сценой из комедийного сериала. Фактически этот момент должен был войти в военную драму «Сопротивление Гитлера», которую очень благосклонно встретили критики, но…

…но режиссёр, в конечном итоге, решил его вырезать, потому что он понял, что никто не поверит тому, что это действительно произошло. Что касается Блантера, то есть предположение, что он всю оставшуюся жизнь носил военную форму – так, на всякий случай.

4. Женщина-репортёр заставила Джона Куинси Адамса дать интервью, украв его одежду

Воровство одежды во время купания её хозяина старо, как мир. Однако для Энн Ройалл это стало частью её работы. Ройалл была одной из первых женщин-журналисток Америки, и объектом одной из её ранних статей стал президент Джон Куинси Адамс. Муж Ройалл был ветераном. Он умер, и Ройалл считала, что у неё есть право на получение военной пенсии. Она решила взять интервью у Адамса в надежде получить его поддержку, но сколько раз она ни обращалась, офис президента не отвечал на её запросы.

Тогда Ройалл решила подловить президента, когда он будет один. Совсем один.

Ройалл пошла прямо к тому месту у реки Потомак, где, как она знала, Адамс любил плавать в обнажённом виде. Пока президент Соединённых Штатов плавал голым в реке, Ройалл присела на его одежду и стала угрожать, что закричит, если Адамс попытается выйти из воды, не ответив на её вопросы. Отчаянно цепляясь за осколки потерянного достоинства (а также, вероятно, потому, что было очень холодно), он согласился на импровизированное интервью. Таким образом, Адамс ответил на все вопросы, стоя в воде, пока Ройалл сидела на его одежде.

Тем не менее, интервью закончилось удачно (и это не имело никакого отношения к одежде старика). Адамс решил, что Ройалл в её ситуации была права, и согласился поддержать её ходатайство о пенсии. Позже Адамс назвал её «мегерой в заколдованной броне», каковой, согласно нашим исследованиям, является почти каждая среднестатистическая леди… Честно говоря, нас это не удивляет.

3. Во время напряжённых дебатов Юлий Цезарь получил любовную записку от сводной сестры своего оппонента

В результате заседаний в массивном храме, на которых каждый желающий что-то сказать участник поднимал руку, как перепуганный школьник, древние римляне приобрели привычку вести свои дебаты довольно серьёзно. Во время одной из таких дискуссий между Юлием Цезарем и его заклятым врагом Катоном Младшим возникли глубокие разногласия по поводу смертной казни: Катон настаивал на казни мерзавцев, уличённых в заговоре против республики, в то время как Цезарь утверждал, что смерть была бы слишком хороша для них.

В середине выступления Катона посланник спокойно передал Цезарю записку. Возмущённый Катон приостановил своё выступление, чтобы обвинить Цезаря в сговоре с преступниками, и стал настаивать на том, чтобы Цезарь прочитал записку вслух перед всеми присутствующими. Другие сенаторы присоединились к этому требованию.

Цезарь, имевший твёрдый характер, просто передал записку Катону и предложил ему прочитать записку вслух самому. Катон радостно ухватился за возможность потрясти грязным бельём своего противника перед всеми римскими шишками… и вскоре пожалел о своём решении, и, предположительно, обо всём своём жизненном пути вплоть до того момента. Записка Цезаря была любовным письмом от сводной сестры Катона, бывшей любовницы Цезаря.

Торопясь смутить своего противника, Катон невольно провёл импровизированное чтение сюжета «Пятьдесят оттенков серого». В записке перечислялись все подробности встреч Цезаря с его сестрой, за которые Цезарь (предположительно) получил наивысшую оценку от своих ближайших братанов. Катон бросил записку обратно Цезарю со словами «Забери это, пьяница», после чего продолжил свою речь, в то время как в его голове, без сомнения, прокручивались образы Цезаря и его сестры.

Голосование по вопросу о смертной казни в конечном итоге завершилось в пользу Катона, но мы сомневаемся, что он считал этот вечер удачным. Вдобавок к этому унижению, его дорогой племянник, в конечном итоге, вошёл в ближайшее окружение Цезаря. Этого парня звали Брутом.

2. Пьяный генерал Гражданской войны упал с лошади, возглавляя атаку, что вызвало смущение в его войсках

Вы знаете про пьянство генералов во время Гражданской войны? Улисс Грант регулярно напивался до такой степени, что не мог надеть брюки, не то что выиграть войну, но вот незадача – он одержал победу. Однако не всем любителям спиртного так везло.

Возьмём, к примеру, генерала конфедератов Бенджамина Четама, возглавлявшего дивизию в Армии Теннесси под командованием генерала Брэкстона Брэгга (имя которому, по всей видимости, придумал Джордж Лукас). Во время сражения возле Каменной реки Брэгг решил, что лучшим решением будет двинуть в лобовую атаку дивизию Четама. Со своей стороны Четам решил, что лучшим решением будет напиться в хлам. Они определённо не поняли друг друга, главным образом потому, что трудно что-либо понять, лёжа без чувств на земле.

Вместо того чтобы пустить свою дивизию в общую атаку, нетрезвый Четам приказал своим людям идти вперёд поочерёдно небольшими отрядами, которые сразу же попадали под град пуль северян. Чтобы воодушевить свои войска, Четам сел на коня, поднял шпагу и мужественно двинулся в сторону противника – но через три метра свалился, как мешок, с лошади на землю на глазах у обеих противоборствующих сторон. Насколько он при этом пострадал, исторический справочник не уточняет.

После этого его люди были слишком растеряны, чтобы продолжать сражение, и Четам в этот день проиграл не только бой со спиртным. Что же в итоге с ним стало? Ничего, он продолжал до самого конца войны командовать в обнимку с бутылкой «Джек Дэниелс», в результате чего компания-производитель стала в буквальном смысле помещать его лицо на этикетку. Предположительно, именно эта маленькая деталь помогла компании остаться наплаву.

1. Пьяный Никсон хотел нанести удар по Северной Корее, но Киссинджер сказал всем игнорировать приказы, пока президент не проспится

Ричард Никсон, возможно, был сложным человеком, но существует одна вещь, которую можно было бы сказать про него совершенно точно: он не хотел, чтобы мир сгорел в ядерном огне – до тех пор, пока не напивался.

В 1969 году, в разгар Холодной войны, Северная Корея сбила американский самолёт-разведчик, погибли все 30 человек, находившихся на борту. Такой акт призывал к серьёзной реакции со стороны Америки, но какой именно она должна была быть? Предположительно, к тому моменту, когда Никсон узнал эту новость, он уже употребил несколько бутылок «Шато Лафит Ротшильд» 1957 года, поэтому он вспылил и приказал нанести тактический ядерный удар.

Будущий государственный секретарь Генри Киссинджер сделал то, что делают все, когда их босс начинает пьяно кричать о начале апокалипсиса: он всех обзвонил и сказал, чтобы армия воздержалась от ядерного холокоста, пока Никсон не проспится. Возможно, вы уже заметили, что этот план сработал: Корея и Америка существуют до сих пор.

В другой раз британский премьер-министр попросил о разговоре с Никсоном по поводу только что начавшейся арабо-израильской войны 1973 года, но Киссинджер ответил (это прямая цитата): «Мы можем сказать им “нет”? Когда я разговаривал с президентом, он уже “нагрузился”». Вероятно, он так ответил отчасти для того, чтобы не ставить Никсона в неловкое положение, а отчасти, чтобы помешать ему сказать, что необходимо просто уничтожить весь континент. Киссинджера называли военным преступником и редким чудовищем, но мы можем поблагодарить его за навыками по управлению пьяными, благодаря которым целые регионы нашей планеты не погрузились на многие десятилетия в радиоактивный хаос.

Специально для читателей по статье с сайта cracked.com – перевёл Дмитрий Оськин

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля