Напролом 2017

 

Напролом 2017

Расскажу как мы с парнями ехали Напролом 2017

О трассе класса Medium

Орги сделали кольцевой формат с препятствиями и не прогадали. Препятствия были разные. Сначала Орги выкопали две глиняных ямы и налили в них воды. Ямы были с прямыми углами, а плотная смесь воды и глины похожа на манную кашу. Выход из второй ямы в 7 метровый глиняный подъём. Он был сухой, но джипперы сделали его мокрым и скользким. Далее Орги выкопали два противоджипперских рва с грязью, проезжать их нужно поперёк. Смекалистые подкладывали траки на выход заранее. Несмекалистые не подкладывали. Поэтому они работали джеками и мышцами, раз головой работать не получилось.

Напролом 2017
Как пихать трак между землёй и бампером?

После рвов Орги проложили 15 метров трассы вдоль берега реки. Левая часть створа на границе воды и земли, правая часть створа на 4 метра правее левой. Глубина справа 2 метра. Глубину померил лично Егоров своей котлетой. Давайте скажем ему спасибо за отвагу и вклад в общее дело. Выход на берег с диагоналкой по мокрому склону из чернозёма. Орги поставили свои машины на выходе со спецучастков – вторая глиняная яма и река – и разрешили за них лебедиться. Это правильное решение – якоря есть не у всех, гонка динамичнее, пробки рассасывались быстрее.



Напролом 2017
Лютика уже чуть достали. Вован умывается. Штурман Лютика проверяет свой маникюр.

Далее бассейн – прямоугольный котлован 30 на 5 метров, глубина 33 дюйма. Выход из бассейна на бруствер.

Напролом 2017
33 дюйма – размер колёс Джима

Дальше триал между берёзками по сухому склону с уклоном 30 градусов, пара ям и стартовый створ. Между берёз Джим ехал впритирку. Машины крупнее, например, чёрный Чирок, корячились в несколько заходов.



Для победы нужно собирать баллы, их дают за наибольшее число кругов и за самый быстрый круг. Формат – супер!
Также Орги позаботились о зрителях – трассу видно как винил на проигрывателе, до каждого спецучастка можно дойти пешком за 2 минуты по сухому.

Заезд квадров.

Брифинг звучал так: спонсоры… масло… краска… уретан… хорошо… спасибо… трасса… машина… ехать… дорога… ленты… грязь… круг… эвакуация…

Квадраты смело едут прямо, опасливо тормозят перед препятствием, в грязи копошатся. Один квадр полчаса возился в первой глиняной яме и запросил эвакуацию. Другой квадр из этой ямы отлебедился за одинокое маленькое деревце. А потом по этому деревцу сам же и проехал – сломал у основания. Чтоб другие не воспользовались. Ну и сам чтоб не воспользовался. Но об этом он, видимо, не подумал. Или подумал, ибо решил ехать только один круг. Я назвал его «обманщик кондуктора» — купил билет и не поехал. Из второй глиняной ямы квадры выходили на лебёдках.

Был один сайд – side-by-side типо такого – недоквадр с двумя местами по сторонам и крышей. Сайд это УАЗ среди квадров – не едет и ломается. Вот во второй яме сайд не ехал минут 40, а на выходе из бассейна порвал передний редуктор.

Напролом 2017
Вторая лужа с манной кашей и гоиняным подъёмом. Пока подъём сухой. Квадры тянутся за машину Орга. Сайд не едет.

Что я здесь делаю?
На Салаире я часто задавал себе вопрос «что я здесь делаю?». Но в этот раз этим вопросом задавался уже не я.
Вот Соболь 4х4. В этой яме – а она сама первая! – он не ехал 2 часа. Экипаж явно рассуждал на тему своего присутствия в этом месте планеты. Они ещё не видели вторую яму и рвы.



Напролом 2017
Соболь рассуждает о бытие. Андрей едет на первое место в своём классе. Андрею хорошо. Соболю плохо.

Вот Патриот. В соболинной яме он ехал всю гонку. О чём в этот момент рассуждал экипаж – неведомо, но вопрос самопозиционирования они себе явно задавали.

Напролом 2017
Патриот страдал. Мы проехали 4 круга, а он всё страдал.

Помните свидетеля из Фрязино? На соревах был его брат:

Напролом 2017
Сам лично

Наш экипаж

Саныч знал, что трасса будет динамичной. Поэтому он поменял Славку на Кирилла. Кирилл лёгкий, быстрый и много бегает, ибо футболист. Ещё Саныч взял Вована – он тяжелее Кирилла, но легче и моложе Славки. Вован мог бегать и выполнять тупую физическую работу вместо Славки. Но Вован ещё и опытный, поэтому мог выполнять и тонкую умственную работу. В общем – он наш козырь. Финт Саныча удался. Стартовали седьмыми из 17 экипажей.



Напролом 2017
Тот что с большой головой — Кирилл. Вован над головой Кирилла. Саныч справа.

Как мы ехали

Мы никак не ехали, ехал один Саныч на Джиме. А мы с парнями бегали перед машиной или за машиной от препятствия к препятствию. Потому что расстояние между препятствиями по 200-300 метров и залазить в машину смысла не было. Бежали по-разному: то с якорем, то с траками, то с корозащиткой, то с кевларом, чтоб не тратить время на намотку. Вовану было весело, Кириллу было интересно. А мне было легко, потому что рыбацкий костюм я ритуально сжёг во имя Люцифера. За это Его Величество подарило мне телепузы кола салмон. Они лёгкие, как души грешников. Потом к ботинкам налипло по 4 кг грязи, а пот натёк внутрь неопреновых носков.

Первую яму прошли по кромке. Саныч боялся опрокинуть Джима на правый бок в манную кашу, поэтому мы втроём отвесили его слева. Так решил Вован, ибо опытный. Парни складывали траки в Джима, а я побежал ко второй яме.

Напролом 2017
Отвешиваем Джима. Патриот — элемент препятствия.

В створе второй ямы три машины тянулись наверх, как ростки картошки из погреба к свету. Был узкий просвет, мы сунулись в него. «Мы ж не пролезем» — опасался я. «Пофиг, прижмёмся, потеснимся, потолкаемся» — сказал опытный Вован и скомандовал – «Напролом, уё@#ки!». Саныч загнал Джима в яму с манной кашей, я полез на глиняный склон с якорем, а Кирилл полез за кевларом.

По склону я скользил глиняными башмаками, и втыкал в землю неподстриженные ногти рук, чтоб не скатываться. «Давай, Росомаха! Ты ж герой с адамантиевыми ногтями!» — подбадривал я себя. «Давай, бл@#$ть, быстрее, скотина медлительная!» — подбадривал меня Вован. Я залез, за мной следом залез Кирилл с кевларом, мы воткнули якорь, Джим отлебедился из ямы, а по склону поднялся сам. Закинули якорь и побежали ко рвам. Трое соседей ещё лебедились.

Напролом 2017
Росомаха и Кирилл работают.

Два рва прошли своим ходом, на выходе подложили траки. Переднего свеса у Джима нет, а предыдущие участники сгладили прямые углы рвов. Третий ров – естественный – прошли на лебёдке. Я перелез через говнолин с якорем, Кирилл подал кевлар. Пока Джим тянулся, Вован побежал смотреть участок на реке. К реке мы подъезжали так: Саныч рулил Джимом, Кирилл на ходу закидывал якорь, а я бежал с кевларом впереди.

На выходе из реки раскорячился чёрный Чирок. Он повис диагонально, правое заднее стекло было в воде, масло из гидравлической лебёдки вытекло, и она перестала работать. Парни возились с траками, джеком и лопатой. За ними стояло три машины и мы. Вован пошёл правее, ибо бесстрашный, и в конце створа уже стоял по шею в воде. Время шло, все стояли. Да, и на трофи бывают пробки.

Я: Вован, едем?
Вован: Вот глубина – показал шею – Саныч готов?
Я: Саныч, едем?
Саныч: Глубоко?
Я: Не, Вовану по пояс.

Напролом 2017
Парни позируют для Саныча. Показывают, что всего по пояс

Саныч поехал, увидел Вована по шею в воде, но уже было поздно. Я по команде Вована цеплял корозащитку за куст, а Кирилл тащил кевлар. Дабы Джим не свалился правым боком в бездну, мы его подстраховали справа. Отлебедились к берегу, потом на берег. Чирка тем временем Орги вытаскивали своей лебёдкой.
Дальше бассейн, триал средь берёз и километровый перегон по полю к стартовому створу. Перегон для Саныча, перебег для нас. Первый круг прошли за 40 минут, за нами ехал Неваляшка.

Напролом 2017
Выходим из реки

На втором круге опять нырнули в глиняную манную кашу второй ямы. Вспомнился 5 круг Ада Данте, где грешники дерутся в грязном болоте Стикса. По-современному это называется трофи – участники соревнуются в глиняной луже, а вместо тел грешников на дне неедущие машины соперников.

В створе снова три машины, а крайняя правая с жёлтым флагом всё ещё едет первый круг. А мы уже второй. Я залез наверх с якорем, Кирилл за мной с кевларом и без штанов. В трусах. «Для скорости, штаны тяжёлые» – сказал Кирилл и поскользил трусами с глиняной горы помогать Вовану.

Напролом 2017
Капитан Трусы работает. Он одел старую футболку Саныча. Чтоб все думали, что это Саныч, а не Кирилл. Но только я в нашем правдивом блоге пишу правду.

Пока Капитан Трусы скользил по склону, Росомаха втыкал якорь. Якорь не втыкался – Росомаха дрищь, а грунт плотный, ибо трава. Вован мягким и нежным тоном просил меня рассмотреть возможность воткнуть якорь в наиболее сжатые сроки. А Кириллу он вежливо объяснял, как правильно подкладывать траки. После третьей безуспешной попытки воткнуть якорь, я отцепил кевлар и пошёл цепляться за машину Оргов. Но Орг сказал: «по одному», и улыбнулся улыбкой Пирпойнта – «всё будет хорошо». На фаркопе Орга висела крайняя правая неедущая машина с жёлтым флагом, кевлар натянут, парни лебедились, штурман стоял рядом.

Напролом 2017
Крайняя правая неедущая машина с жёлтым флагом

В какой-то момент эта машина чуть поехала и её кевлар провис. Я подумал: отцеплю – получу пи@#ячек от этих. Не отцеплю – получу пи@#ячек от своих. Результат один. Поэтому решение пришло как юношеский сон в период полового созревания – само собой и без сопротивления.
Кевлар “жёлтого флага” провис на секунду, я его скинул и зацепил наш, махнул Санычу, и Рунва натянула наш трос. Дальше было как в кино: мир замедлился, шум толпы стих, вокруг меня бегал штурман жёлтого флага, махал руками и орал: «это неспортивно, это хамство!». Я говорил, что мы лидируем и едем второй круг, а вы не едете второе препятствие на первом круге… 30 секунд прошли быстро, я отцепил наш кевлар и Джим выехал наверх.

Напролом 2017
Вылезли из ямы. Жёлтый флаг тоже смог. На переднем плане — штурман УАЗа с лестницей. Если вам кажется, что он улыбается, вам действительно кажется. Но об этом ниже

Рвы прошли по накатанной, а в реке ждали Егорова. Его котлета утонула на нашем пути, а кевларом они перегородили проезд. Мы немного отдышались. Штурман Егорова – дайте Боги и Демоны ему терпения, аминь – выкрутил свечи, выгнал воду и завёл котлету. Они чуть оттянулись к берегу, мы обошли их по бездне и вышли на берег.

Напролом 2017
Мы и штурман Егорова.

На третьем круге снова наша любимая вторая яма с манной кашей и глиняным подъёмом. Саныч умело и тупо загнал Джима в самую глубокую правую часть ямы. Джим всплыл и начал заваливаться на правый бок. Вован его поймал – упёрся спиной в стенку котлована, а руками в Джима. Лена – жена Вована – орала что-то про «где завещание и за сколько вдова может продать их крузак», но продолжала снимать. Вован орал от натуги, ибо сильный. Саныч держал руль и хлопал глазами, ибо пилот. Кирилл скользил с горы на помощь Вовану, ибо Капитан Трусы. А Росомаха снова втыкал невтыкаемый якорь. Пока Вован с Кириллом вежливо и обходительно просили меня воткнуть якорь, я думал о Лене. Я представлял разговор с ней о причинах гибели Вована в манной каше под Джимом. Объяснял, как это связано с моей работой якорем наверху. А ведь у Кирилла тоже жена. Разговор с двумя вдовами я бы не вынес. Это придало мне сил. Умственных. Поэтому я нашёл след от якоря экипажа соперников и воткнулся в него. Уже через минуту Джим ехал ко рвам, а мы уже бежали за ним.

Напролом 2017
Капитан Трусы использует приёмы Человека паука. Вовану тошно на это смотреть, он отвернулся. Через секунду Вован уже держал Джима, а Лена была почти вдова.

Мы работали всё слаженнее, каждый круг ехали быстрее и вышли на 20 минут/круг. На пятом круге в нашей любимой второй яме сел аккумулятор. Оказалось, генератор отказал ещё на первом круге, и мы проехали пять кругов на аккумуляторе. Саныч это знал, но нам не сказал. Молодец! Мы расслабились, Орги достали Джима, Тихоненко дал нам провода, мы подцепили аккумулятор от тягача и уехали в лагерь.

После финиша.

Орги организовали горячее питание до 21.00, но мы опоздали. Саныч мыл Джима на мойке – тоже заслуга Оргов. А я себя в водохранилище – заслуга советских строителей дамбы на реке. Далее всем экипажем «обсуждали» с главным судьёй результаты нашего заезда. Ох и тяжело быть главным судьёй. Орги, спасибо! Организовывайте и дальше грязь, спонсоров, участников и отдых! Главное – следите за лентами и целостностью створов.

В итоге мы приехали на первое место, а 11 экипажей из 15 сошли. Круг мы ехали в среднем 30 минут. Котлеты ехали в среднем 50 минут. Мы проехали 4 круга, котлеты 2. Что-то явно не так, но мы решили порассуждать на эту тему в следующий раз.

Спонсоры порадовали нас ценными призами – они действительно ценные! Мы пошли отдыхать в лагерь, я ел доширак – 10 лет не ел, парни что-то пили. И сказали, что лучше б я выпил, чем съел доширак. Они были правы, но об этом я подумал уже утром. Обсуждали УАЗы как субъект инвестиций в недвижимость. Решили, что не выгодно. Не ломается только один УАЗ — Огненная колесница Алтайского Демона. Но это аццкое исключение из райских правил. Говорят он продал душу за победы во всех видах спорта и вечную надёжность своего УАЗа.Но мы об этом ничего не знаем. А ещё я рассказал парням, как отцепил кевлар от “жёлтого флага”, пока они тянулись. Парни сказали, что я хамло и быдло.

О железных траках-лестницах. Или философские рассуждения на тему, которая не даёт мне покоя

Вот штурман сферический в вакууме.

Напролом 2017
Грустный штурман

Почему он такой грустный? Потому что он штурман. А ещё почему? Потому что он несёт 4 железных трака и ему тяжело. А дно в бассейне не твёрдое – говнолин из чернозёма. И только сильный штурман может носить такие траки. Сильный равно тяжёлый. Например, УАЗ сам по себе не едет, а в нём ещё тяжёлые траки и сильные штурманы. Но нет, УАЗоводам этого мало. У каждого УАЗовода есть секретное оружие. Вот эти ребята на УАЗе хранят его под фальшполом. Вот оно:

Напролом 2017
Мега-траки

Это титано-тантало-вольфрамокобальтовые мега-траки. У них плотность чёрной дыры, поэтому они весят как вся вода мирового океана. Росомаха с копчиком из адамантия плачет. Могучий штурман достаёт их, чтобы бросить в воду. Мега-траки вытеснят всю воду из бассейна, и УАЗ поедет уже по сухому. Но их коварный план не удался. Почему? Правильно, потому что УАЗ сломался: заглох и не завёлся. А в цистерне на крыше у них кипящая ртуть в вакууме. А ещё железные траки гнутся и становятся бесполезными тяжёлыми кусками железа.

Напролом 2017
Траки-лестницы уже знаменитого Томского УАЗа. В тот день сломались даже они

Колесо за трак-лестницу не цепляется, особенно в подъёме. Почему? А пятно контакта с перекладиной какого размера? Правильно, никакого от слова «надёжность УАЗа», она тоже никакая. Поэтому и не цепляется. Положите лестницу горизонтально и побегайте по ней. Удобно? Так почему колесу должно быть удобно? Правильно, ему и неудобно. Колесу удобно катиться по плоской поверхности, как ноге идти по земле.
Что-что? Лестницы удобнее доставать со дна бездонной лужи с говнолином? Так погодите, вы на гонку приехали чтоб ехать или чтоб траки доставать? Или так: вам что должно быть удобно – ехать или траки доставать? Зачем, зачем делать железные траки из квадрата? Какой в них плюс? Дешевизна? Так цена усилий штурманов выше, ибо равна финишу, а то и победе. А они траки-лестницы таскают. 4 алюминиевых трака стоят 13 тыщ, но это секрет. Да, они выдерживают вес УАЗа. Но это тоже секрет.

И ещё один секрет – страшный. Вован тоже ездит на УАЗе, но без траков-лестниц. Поэтому штурманы у него – два лёгких дрища и один сильный качок. Качка Вован возит вместо джека. Так Вован экономит на весе. А ещё Вован привёл нас на 1 место. Поэтому верьте Вовану. А мне не верьте, ибо я ненастоящий штурман.

Вместо традиционной пользы – стих:

Трещит кевлар, кардан завыл и стонет справа стойка.
Порвали тягу, балансир, дымит опять лебёдка.
Залит гидрач и Акум сдох, и больно давит стелька,
Но рвётся к финишу как зверь с командою Теффтелька.

Опять плывём, давай! Вперёд! Дави на газ там мелко,
Там брода нет, авось пройдем, бывает чудо редко,
В грязи как чёрт, пот льёт ручьём, и пересохло в глотке,
Последний круг, движок заглох. Победа! Выпьем водки!

 

 

Опубликовать в Фейсбук  Опубликовать в Google plus  Опубликовать в Вконтакте  Добавить в Twitter  Поделиться в Одноклассниках 
Загрузка...

Добавить комментарий

logo
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля